Леонардо ди каприо брэд питт

Леонардо ДиКаприо и Брэд Питт: «Мы как будто выиграли в лотерею»

И как вам работалось вместе?

ДиКаприо: Потрясающе. Мы вообще уже когда-то снимались в одном и том же сериале, Growing Pains. Но, строго говоря, вместе в кадре никогда не работали. Это даже странно, потому что и Квентин, и Брэд, и я, мы же все родом из середины 1990-х – в плане карьеры. Так вот работать с Брэдом было здорово. Судьбы наших героев по сюжету очень тесно связаны, и здорово было, что мы столько знали об их жизнях (помимо сценария), что могли импровизировать, выдумывать что-то. Потому что Квентин придумал для наших персонажей целые биографии, до мельчайших деталей, мы знали о них буквально все. Поэтому все было очень естественно. Не помню, чтобы нам надо было много чего проговаривать. Мы просто сразу почувствовали душевную связь между нашими героями и все.

Питт: Да, Квентин придумывает о своих героях историю за историей, слой за слоем выстраивает их биографии.

ДиКаприо: Брэд – потрясающий актер, очень профессиональный, и с ним очень легко работать. А когда с партнером легко, можно делать классные вещи. Мы сам фильм правда пока не видели…(смеется)

Леонардо ДиКаприо и Брэд Питт на съемках фильма «Однажды в Голливуде»

Но вы же оба работали до этого с Тарантино, в «Бесславных ублюдках» и «Джанго освобожденном». Чему вы у него научились?

ДиКаприо: Я понял, что художники, которые последовательно создают выдающиеся произведения искусства, очень тонко чувствуют историю своего ремесла. И в Квентине меня больше всего поражает его невероятное уважение к истории кино, энциклопедические знания не только в высоком искусстве, но и в массовом. Вы понимаете, он идеально знает классическое кино и фильмы класса «Б», о которых я даже не слышал. Он знает все о музыкальных группах, телесериалах, о которых я никогда не слышал. Досконально знает биографии актеров, которых все забыли. В этом есть колоссальное уважение к труду тех, кто был до тебя, глубокое понимание путей, которыми идет искусство.

Этот фильм во многом – дань уважения тем, кто посвятил свою жизнь творчеству, но был забыт. И признание в любви киноиндустрии в целом.

Редких режиссеров, их тех, с кем я, например, работал, можно в этом смысле поставить с ним в один ряд. Мартина Скорсезе, вот, можно. Они живут в киноконтексте. С самого детства их жизни срослись с этой формой искусства. Кино – часть их ДНК, это даже до конца не объяснишь. Поэтому если бы какой-нибудь начинающий режиссер спросил моего совета, я бы, пожалуй, порекомендовал ему годика два просто посмотреть, что делали те, кто был до тебя, а потом уже самому включаться в процесс.

Питт: Да, и если на площадке кто-то между дублями рассказывает классную историю, то Квентин всегда за то, чтобы прежде, чем опять начать снимать, рассказать классную историю до конца! И он принципиальный: если решили, что снимаем одним кадром, никакого жульничества, никаких скрытых склеек – надо делать одним кадром. А его диалоги? У меня похожий опыт был только с братьями Коэн: там тоже такой особенный ритм, строй фразы, что если ты начнешь что-то менять, переставлять слова или хмыкать, то испортишь всю музыку. А его тексты – как музыка. Он волшебно пишет.

Какое по-вашему главное заблуждение о Голливуде?

Питт: Есть такое мнение, что Голливуд – это такое нарциссическое место, где все помешаны на себе и на том, чтобы выйти в люди. Отрицать, что это существует, невозможно. Это есть в любой профессиональной среде. Но мне интереснее в нашем сообществе те люди, которые задаются сложными вопросами, придумывают неочевидные вещи, постоянно ищут новые смыслы, заново изобретают киноязык. Для меня Голливуд – это в первую очередь место, где работают вот такие люди.

Что в вас лично в этом фильме отзывается эмоционально?

ДиКаприо: Я сразу почувствовал какую-то связь с этим героем и его историей. Я уже говорил, что «Однажды в Голливуде» – это оммаж киноиндустрии и тем, кто создавал ее, но был забыт. Мы много раз обсуждали с коллегами, что как бы ты ни был готов к успеху и даже, может быть, сто раз достоин его, тебе еще и должно повезти. Должна представиться какая-то особенная возможность, уникальный шанс. Рик, мой герой, все еще ищет эту возможность. Вся его жизнь крутится вокруг этого поиска. А, учитывая, что мир вокруг него стремительно меняется, возникает вопрос: удастся ли ему вообще когда-нибудь реализоваться? Или ему придется научиться быть счастливым, даже если этого не произойдет? Способен ли он на это? Множество моих друзей-актеров все еще ждут своего шанса. Мне повезло оказаться в нужное время в нужном месте, и теперь у меня есть возможность выбирать и что-то в творческом отношении решать – поймите, я осознаю, какая это удача. А кому-то повезло меньше. Но всем актерам эта тема очень близка и понятна.

Питт: Да, я тоже много об этом думаю. Мы как будто выиграли в лотерею. А в бизнесе тем временем – колоссальное количество одаренных людей. И не надо забывать, что самое сложное, это, как говорят, даже не проскользнуть в дверь, а задержаться в комнате. Сейчас, правда, когда появился свободный стриминг, все увидели, сколько же, оказывается, рядом с нами прекрасных актеров, музыкантов, писателей. Так всегда было, просто количество возможностей ограничено. Надеюсь, что с более простым доступом к эфиру в интернете, эта ситуация будет меняться.

Кадры из фильма «Однажды в Голливуде»

ДиКаприо: Да, сейчас на рынок приходят новые игроки. И все может очень быстро измениться. Как все изменилось в эпоху, о которой наш фильм, когда в конце 60-х Новый Голливуд пришел на смену студийной системе, и Золотой век Голливуда закончился. Я только надеюсь, что обилие хлынувшего контента нас не пресытит, не сделает менее чувствительными к чему-то по-настоящему стоящему. Зато сейчас можно сравнительно легко реализовать идею, у которой еще пять лет не было никаких шансов. Я же постоянно ходил по кабинетам и умолял: «Пожалуйста, давайте это снимем, я знаю, что тут есть секс, наркотики и насилие, и это не совсем в формате вашей студии, но пожалуйста, дайте нам денег…» (смеется). И никто не соглашался! А сейчас – да ради бога.

У вас когда-нибудь было особенное братство с кем-то из ваших собственных дублеров?

Питт: В какой-то степени. Хотя сегодня это все устроено чуть иначе, чем во времена, о которых рассказывается в «Однажды в Голливуде». Сегодня на каждой картине – у тебя новая команда каскадеров. Но все равно были, конечно, за эти годы парни, на которых я по-настоящему полагался, и которым очень симпатизировал. Эти люди же не просто координаторы трюков или те, кто вместо тебя упадет откуда-то, чтобы ты не ударился. Они постоянно что-то придумывают, привносят новые идеи, они полноправные соавторы. Но все равно раньше, во времена Золотого века Голливуда это было партнерство другого рода. Мы вдохновлялись отношениями Стива Маккуина и Бада Экинса, Берта Рейнольдса и Хэла Нидхэма.

ДиКаприо: Да, дело в том, что герой Брэда, Клифф, для моего персонажа – это такой швейцарский нож универсального использования (смеется). Он не только дублер. Он – конфидент, которому можно пожаловаться на жизнь, психотерапевт, телохранитель, ассистент. Рик платит Клиффу одну зарплату, а получает примерно двенадцать специалистов в одном лице! И в моей жизни были такие сотрудники. Бывает, что ты торчишь где-нибудь в Африке восемь месяцев, и этот парень – единственный, кто вечером просто придет посмотреть вместе с тобой телек в гостинице, чтобы тебе не было так одиноко.

Вы сегодня посоветовали бы что-то себе самим только начинающим актерскую карьеру?

ДиКаприо: Просто больше наслаждайся происходящим. Не давай себе спуску, но и радуйся иногда тоже. Получай больше удовольствия от процесса.

Питт: Я бы сказал то же самое, что каждый день сам себе повторяю. Все будет хорошо.

Вероятно, вам также будет интересно:

8 фильмов, которые нужно посмотреть до конца 2019 года

Новый фильм Тарантино «Однажды в… Голливуде»: Квентин добреет

Леонардо ДиКаприо и Брэд Питт возродили образ голливудской кинозвезды 1990-х

Квентин Тарантино: «Не хочу снимать кино только потому, что больше ничего не умею»

Квентин Тарантино намекнул, что завершает карьеру режиссера

Фото: Getty Images; кадры из фильма

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Джеффри Херст — автор бессмертного хет-трика

Продолжаем представление лучших игроков ХХ столетия рассказом об авторе единственного хет-трика в финальных матчах чемпионатов мира.

На становление Херста-футболиста основное влияние оказали три человека. Первым в этом ряду стоит его отец Чарльз, который сам играл на профессиональном уровне за «Олдхэм», «Бристоль Роверс» и «Рочдэйл», а заканчивал в любительском «Челмсфорд Сити» на юге Англии, куда пристроил и своего сына.

Далее сказал свое слово Джек Редферн, друг семьи, порекомендовавший 16-летнего Джеффа в «Вест Хэм». Ну а решающая роль принадлежит, конечно же, Рону Гринвуду. Ставший много позже наставником сборной Англии, а в то время начинающий, но думающий тренер лондонского клуба, он сделал из талантливого юнца, которых ежегодно в большой футбол приходят десятки, форварда мирового класса.

Первый матч за «Вест Хэм» Джефф Херст провел в декабре 1958 года против «Фулхэма» — в рамках соревнования, которое называлось Floodlight Cup. Через четыре месяца после этого он подписал первый профессиональный контракт. Дебюта в первом дивизионе пришлось ждать довольно долго — до 27 февраля 1960 года (против «Ноттингем Форест»).

А первого гола — еще дольше. Херст отпраздновал его только 18 декабря 1961 года, поразив ворота «Вулверхэмптона» (4:2). В тот день он вышел с непривычным для себя номером — четвертым.

Стоит обратить внимание на то, что в первые годы своей карьеры Джефф играл далеко не на острие атаки. Херста ставили обычно на край полузащиты, и гол, забитый «Вулвз», так и остался его единственным в 24 матчах сезона-61/62.

Начало следующего сезона сложилось для него неудачно. Он был выведен из состава после первого же матча и пять последующих туров выступал за резервную команду. В тот период в «Вест Хэм» было много молодых парней — Бобби Мур, Эдди Бовингтон, Билл Лэнсдаун, Малколм Пайк, — оказавших ему серьезную конкуренцию.

Тут внезапно тренер Рон Гринвуд вызвал Херста в свой офис. Джеффри думал, что для того, чтобы отругать за слабую игру. Но нет. Гринвуд поделился с ним своими мыслями: он хотел перед ответственной домашней встречей с «Ливерпулем» найти «кого-то сильного и большого, не боящегося работы» на место левого инсайда.

Херст согласился на такую роль, и это оказалось для него счастливым шансом. Эксперимент удался, «Молотобойцы» победили — 1:0, и с тех пор Джеффри играл исключительно в нападении.

Сезон-63/64 был первым, который он от начала до конца провел в «основе», забив 26 голов в официальных матчах. Самым важным из них был второй в финальном поединке Кубка Англии с «Престоном» (3:2). За Джеффом закрепился и постоянный номер — 10-й.

В «Вест Хэм» случалось забивать и по шесть за матч

Хет-трик в финале ЧМ-66 не единственное достижение Херста, ставшее легендой. В истории «Вест Хэм» одно из видных мест занимают его шесть голов, забитые 19 октября 1968 года в матче чемпионата Англии в ворота «Сандерленда». Это клубный рекорд, который Джефф делит вместе с Виком Уотсоном — бомбардиром, блиставшим за четыре десятка лет до него.

Херст занимает со 180 мячами, проведенными в английском первенстве, в списке бомбардиров «Вест Хэм» второе место вслед за Уотсоном. А вот по голам в кубковых соревнованиях (68) рекорд клуба, причем с большим отрывом, принадлежит опять же ему. В середине 60-х годов «Вест Хэм» считался кубковой командой, выиграв Кубок Англии (1964), Кубок кубков (1965) и дойдя до финала Кубка лиги (1966).

Превращению Херста в нападающего экстра-класса помогло его многолетнее партнерство с Джонни Бирном. Он вместе с этим игроком могучего телосложения считается самой грозной парой форвардов в истории «Вест Хэм». В своей автобиографической книге Херст пишет о нем так: «Буджи» Бирн был чудной находкой для моей карьеры. Для меня это лучший игрок, с которым я когда-либо соседствовал на поле. Я был счастлив от того, что наша с ним связка начала давать потрясающий эффект и команда стала выигрывать трофеи».

В том сезоне, который принес Англии титул чемпиона мира, то есть-65/66, Херст забил 40 мячей в официальных матчах за клуб. И это был еще не предел: в следующем сезоне он поразил цель 41 раз. Странно, что при таких цифрах он ни разу за свою карьеру не стал лучшим бомбардиром чемпионата Англии: каждый раз находился кто-то, кто обгонял его. Впрочем, как говорилось выше, существенную долю в его активе составляли кубковые голы.

В Англии любят ранжировать бомбардиров, суммируя все клубные голы. Так вот, с учетом кубковых Херст занял-таки первую строчку в 1966-м. И повторил бы этот успех в 1967-м, если бы Рон Дэвис из «Саутгемптона» не сделал в последнем матче сезона покер.

«В мои годы, — говорит Херст, — 40 голов за сезон были практически нормой, которую требовалось «выработать» любому высоко котирующемуся нападающему. Если за тебя платили большие деньги, ты был просто обязан отработать их. Царящая в нынешнем футболе чудовищная диспропорция меня поражает — за посредственных нападающих отваливают запредельные суммы. Тогда такого в принципе быть не могло».

ЧМ-66: помогла травма Гривза

Поначалу Херст не пользовался особым уважением среди партнеров. Они упрекали его за бесполезные, холостые рейды, давали затрещины за то, что мяч отскакивал от него, как от стены, пинали за неспособность контролировать мяч. Джефф мотал все на ус, усердно работал над исправлением недостатков и со временем научился и превосходно укрывать мяч от соперника, и подрабатывать сложные передачи грудью, и открываться на ближнюю штангу так, что это было удобно для партнеров и неожиданно для соперников. Таким способом он забил очень много голов.

К чемпионату мира 1966 года, на который «Вест Хэм» делегировал также Бобби Мура и Мартина Питерса, Херст представлял собой нападающего с полным набором качеств, что он и показал в своем легендарном финальном хет-трике. Первый мяч в ворота немцев Джефф забил головой. Второй — пушечным ударом с правой, настолько сильным, что он породил самую главную загадку во всей истории футбола — пересек или не пересек мяч после отскока от перекладины линию ворот. Наконец, третий мяч Херст забил, выстрелив точно в ближнюю «девятку» левой ногой после длинного рывка. На 120-й минуте напряженнейшего матча у него еще нашлись на это силы! Комментатор Би-би-си Кен Уолстенхолм произнес вслед за этим ставшие на родине футбола бессмертными, часто цитируемыми слова: «Несколько фанов уже находятся на поле… Они думают, что уже все… И правда, уже все!»

С высоты прошедших десятилетий воспринимается как нонсенс то, что человек, подаривший Англии ее самую значимую победу, начинал чемпионат как заурядный запасной. Атаки англичан должен был возглавлять Джимми Гривз, который, к своему несчастью, получил травму лодыжки в последнем групповом матче с Францией. Тогда-то и появился на арене Херст.

Кумиры — Лоу и Мур

В молодости главным кумиром Джеффри был Денис Лоу. «Это был образец одержимости, — вспоминает Херст, — необычайно яростный, агрессивный, волевой, но при этом благородный игрок. Моя жена называла его Денис Грозный. У меня он стоит перед глазами с поднятой рукой, держащей футболку. Но самое большое впечатление, если брать всю карьеру, на меня произвел Бобби Мур. Прекрасный капитан, роль которого на поле трудно было переоценить. И за его пределами он являлся своего рода послом футбола. Мне до слез обидно сознавать, что он до сих пор мог быть с нами, если бы его болезнь выявили вовремя. Главное мое воспоминание о нем связано с тем, что он без остатка выкладывался даже в разминочных матчах. А еще с его силой воли и удивительным умением читать игру и опережать соперника. После ухода Мура у нас так и не появился защитник, хотя бы отдаленно приближающийся к нему по уровню. Даже Адамса нечего с ним сравнивать».

А вот как высказывался о Херсте Мур, когда был жив: «Рон Гринвуд превратил его из темной лошадки, бегающей где-то на фланге, в великого форварда. Никто из нас не думал, что Джефф окажется способным на это превращение. Оно потребовало от него нескольких лет тяжелого труда и терпения. Видели бы вы, как он изнурял себя на тренировках. Но это того стоило!»

Херста и Мура объединяет одно любопытное обстоятельство: оба играли за школьную сборную Эссекса по крикету. Херст пошел по этой стезе даже дальше: на протяжении трех летних сезонов, когда в футболе был перерыв, находился в рядах «Эссекс Секондз» — сильнейшей команды графства и даже выступил в одном матче крикетного чемпионата Англии в 1962 году, когда сборные графств Эссекс и Ланкашир встретились в Ливерпуле.

Стал сэром и продал футболку

В своем последнем сезоне за «Вест Хэм» (71/72) Херст забил 16 официальных голов. В 17-м ему отказал Гордон Бэнкс, в то время вратарь «Сток Сити». Речь идет об оставившей глубокий след в национальной истории полуфинальной схватке этих клубов в Кубке Лиги, которая потребовала помимо двух регулярных поединков еще два дополнительных. Встречи были насыщены множеством запоминающихся моментов, одним из которых был пенальти, парированный Бэнксом от Херста в экстра-тайме второго матча на «Аптон Парке».

По иронии судьбы, именно в «Сток Сити» Джефф продолжил свою карьеру, сыграв последний матч за «Молотобойцев» 15 апреля 1972 года против «Ливерпуля». Он был продан за 80 тысяч фунтов. Заметим, что после победы на ЧМ-66, в пик славы Херста, «Вест Хэм» отказал «Манчестер Юнайтед», который предлагал за него 200 тысяч.

За три года, проведенных в «Стоке», Херст сыграл в более чем ста официальных встречах и забил 30 голов. Окончание его карьеры было отмечено короткими появлениями в разных частях света — ЮАР, Канаде, Ирландии. В Южной Африке он получил в составе «Кейптауна» свой единственный титул чемпиона лиги.

С марта 1976 по май 1979 года Херст был играющим тренером любительского клуба «Телфорд», работая попутно с 1977-го по 1982-й ассистентом у Рона Гринвуда в сборной Англии. С 1979-го по 1981-й он самостоятельно возглавлял «Челси», с которым ему пришлось судиться из-за денег, когда клуб его уволил. «Я не так уж плохо тренировал «Челси», — рассказывает Херст. — Принял его, когда команда, составленная преимущественно из молодых игроков, находилась на третьем от конца месте во втором дивизионе. При мне она вышла на третье от начала и не продвинулась в элиту только из-за разницы мячей. Годы тренерства дали мне возможность понять, как сильно наставник может влиять на происходящее на поле».

Последним местом работы Херста-тренера был один из кувейтских клубов (1982 — 1984). В дальнейшем он стал совместно со своим бывшим одноклубником Питерсом шефом автомобильной страховой компании и возглавил «Клуб 66», объединяющий игроков сборной Англии, ставших чемпионами мира.

В июне 1998 года королева даровала Херсту рыцарский сан. Он активно участвовал в кампании за проведение в Англии чемпионата мира 2006 года, которая потерпела неудачу.

В сентябре прошлого года Херст разбогател на 91 750 фунтов, продав с аукциона Кристи футболку, в которой он совершил свой уникальный хет-трик. Его доход мог бы тогда существенно возрасти, не прощелкай он в свое время мяч, которым игрался финал ЧМ-66. По этическим соображениям мяч этот должен был стать собственностью Херста. И никто бы не посмел ему возразить по горячим следам. Но им завладел более пронырливый немец Халлер. «У меня была мысль забрать мяч, — говорит Херст. — Я подумал, что отберу его у Халлера позже, в раздевалке. Но потом нахлынули поздравления, полилось шампанское, и я забыл об этом».

Забывчивость обошлась Херсту в 80 тысяч фунтов. Именно за столько Халлер продал мяч во время Евро-96, устроив «аукцион» между двумя английскими газетами — «Сан» и «Дейли Миррор». «Миррор» выложила больше и теперь хранит «снаряд Херста» у себя.

Сэр Джеффри Чарльз Херст

Англия. Нападающий. Родился 8 декабря 1941 года в Эштон-андер-Лайн (графство Ланкашир). Чемпион мира-1966. Победитель Кубка Англии-1964, Кубка кубков-1965. Чемпион ЮАР-1973. Всего в первых дивизионах Англии, ЮАР, Ирландии и США — 554 матча, 227 голов (в том числе в чемпионате Англии — 522 и 212). В «Вест Хэм»: в чемпионате — 411 игр, 180 голов, в Кубке Англии — 26 игр, 23 гола, в Кубке лиги — 47 игр, 43 гола, в Кубке кубков — 15 игр, 2 гола. Всего 499 игр, 248 голов. Сборная Англии: 49 игр, 24 гола. Первый матч: 23 февраля 1966 года против ФРГ (1:0). Последний матч: 29 апреля 1972 года против ФРГ (1:3).

Джейми Ли Кертис – обладательница уникальной внешности, которая нравится многим мужчинам несмотря на то, что черты лица актрисы не назовешь миловидными. В молодости она часто снималась в горячих сценах в кино, где выглядела органично и раскованно. Сегодня ее горячие фото пользуются популярностью, особенно те, на которых она изображена в образе женщины-вамп, который ей подходит больше всего.

Королева крика

Джейми Ли Кертис стала знаменитой благодаря хоррорам, в которых она начала сниматься еще в далекие 70-е. Появившись в культовом «Хэллоуине», актриса привлекла внимание не только зрителей, но и продюсеров и режиссеров, которые хотели видеть ее в своих «кровавых» проектах. В 90-х девушка участвовала почти в каждом фильме ужасов, что положительно влияло на количество просмотров, а рейтинги взлетали до небес. Вторая часть «Хэллоуина» появилась в августе 1981 года и Джейми снова блистала в нем.

Позже вышло еще несколько частей «ужастика», а последняя – в 2018 году. Удивительно, но актриса принимала участие во всех проектах о Майкле Мейерсе, причем в одной и той же роли – сестре этого маньяка Лори Строуд. Кадры из хоррор-эпопеи до сих пор будоражат воображение, но многие поклонники считают ее роль в этом фильме очень горячей.

Идеальное тело

Помимо участия в хоррорах Джейми Ли успешно снималась в других кинопроектах и делала фото для глянца. Сегодня известны ее фотографии в белье и купальниках, которые были сделаны еще на заре карьеры. В 80-х девушка даже сыграла тренера по аэробике в киноленте «Идеально», где демонстрировала спортивное тело и крутила роман с героем Джона Траволты.

Позже Джейми стала партнершей Арнольду Шварценеггеру в фильме «Правдивая ложь», где она умудрилась станцевать для него стриптиз. Миллионам просмотров и высокому рейтингу фильм обязан именно этой сцене, которая сохранилась не только на видео, но и на фото. Кертис затмила даже Ким Бесинджер, которая танцевала для Микки Рурка в похожем белье.

Сегодня Lee Curtis продолжает съемки в кино, ведет Инстаграм, где публикует интересные фото, озвучивает фильмы и даже пишет детские книжки. В личной жизни знаменитости тоже все спокойно – она уже много лет замужем за английским лордом, и пара счастлива вместе, что доказывают милые семейные фото.

Подборка фото

Джейми Ли Кертис и Джон Траволта в фильме «Идеально»:

Возможно вам также будет интересно посмотреть горячие фото Джеммы Артертон.

Сохраняйте и делитесь — пригодится!

Ольга Ярославцева