Секс машина на максимальной скорости

Секс-Машины Всея Америки (10 фото + текст)

Электричество — великая вещь. Но только американцы до конца понимают, насколько великая. Фотографии и интервью Тимоти Арчибальда (Timothy Archibald).

1. No name («Безымянный»)

Йон Трэйвен, Айдахо-Сити, Айдахо: «Я обычный разведенный христианин, к промискуитету не расположен, и тем не менее изобрел секс-машину. Идея пришла мне в голову за год до развода. Думал, это поможет наладить нашу сексуальную жизнь, но опоздал — жена подала на развод до того, как я доделал машину. Ко мне часто приходят семейные пары и говорят: „Йон, посиди с нами, выслушай нас“. И если мужу и жене нужно что-то, чтобы освежить отношения, а я могу это что-то сделать — почему бы нет? Правда, у своих клиентов я всегда требую свидетельство о браке и письменное заявление о том, что машина будет использоваться только в семье. Я как торговец оружием, который продает свой товар, только если он прошел испытания, а у покупателя есть разрешение на хранение оружия. А на выручку я строю ранчо для детского христианского лагеря».
2. Thrill hammer («Молот трепета»)

Аллен Стейн, Бордель «Куриное ранчо», Парамп, Невада: «Я изобрел первую в мире секс-машину с выходом в интернет. Она сделана на основе стоматологического кресла, в которое встроен вибратор, компьютерный монитор и система освещения. Вся конструкция весит 200 кг, зато вибратор может ходить взад-вперед со скоростью 6500 оборотов в минуту и крутиться со скоростью 150 оборотов. Когда я изобрел мою машину, ею заинтересовалась хозяйка борделя „Куриное ранчо“, которую зовут Нирвана. Но когда мы собрали „Молот трепета“, ее энтузиазм поугас. Она сказала так: „Мы должны помнить, что наше заведение стало прообразом для фильма „Лучший публичный дом в Техасе“ (мюзикл начала 1980-х. — Esq.), и все здесь должно быть в духе старого доброго Дикого Запада. Поэтому нужно эту штуку немного задрапировать тканью“. Вот этим я и занимаюсь».
3. Holy Fuck («Очень хорошо»)

Руиин и Тьюздей, Портленд, Орегон. Руиин:»Для меня главное не оргазм, а путь к нему. То же самое с этой машиной. Мне очень нравилось ее делать, прорабатывать каждую детальку. А когда дошло до дела — ничего особенного. Да, Тьюздей один раз попробовала, и все. Когда ее у меня просят попользоваться, я, конечно, даю, но не всем. Многие люди мне просто отвратительны. А это ведь не грабли, которые даешь соседу, чтобы он свой газон почистил. В общем, не знаю, что мы с ней будем делать. Скоро Хэллоуин, вот думаю, может, присобачить на него игрушечное привидение и поставить перед домом — для детей, которые приходят за конфетами». Тьюздей: «Руиин — извращенец, это точно. Ну, не то чтобы полный извращенец. Просто он очень любит секс. Он такой: „В жизни все прекрасно“.
4. Orgazmo («Оргазмо»)

Кристи Ван Тиль Хендерсон, штат Невада: «„Оргазмо“ — самая дорогая секс-машина на рынке, она стоит $6969. Но сама я не очень-то люблю все эти механизмы, мне больше нравится живой секс. Я вообще всем этим занимаюсь только потому, что пошла работать секретаршей к Рику, который эти штуки изобретает и продает. Первое время я не понимала, как это можно так запросто продать кому-нибудь электрический член за шесть тысяч долларов, но потом к этому привыкаешь, как к любой работе. Когда мы только открыли магазин с вывеской „Уникальные сексуальные игрушки, бесплатная демонстрация“, мы договорились, что я буду проводить эти демонстрации с мужчинами, а он — с женщинами. Все очень вежливо, профессионально и учтиво. Конечно, так получалось далеко не всегда. Вообще-то до свадьбы я жила в Кентукки, а отец у меня — проповедник».
5. Two to Tango («Танго вдвоем»)

Дуэйн Баккус, Эммет, Айдахо: «Я назвал эту работу „Танго вдвоем“, потому что нужно два человека, чтобы с ней управиться. Когда я ее только начал придумывать, для меня это было принципиально: я непременно хотел, чтобы в процессе участвовали двое. Первую сексуальную машину я сделал года два назад, после того как наткнулся на эти штуки на каком-то сайте типа World Sex News. Там было много очень сложных механизмов — маховики, электроприводы и тому подобное. А я подумал: почему бы попросту не использовать велосипедную раму? Но когда я собрал машину, пришлось год ждать полевых испытаний. Постоянной партнерши у меня тогда не было, поэтому людей для испытаний я искал едва ли не на улице. В итоге нашел одну пару — они пришли ко мне в мастерскую и прямо там, на месте, все испытали».
6. The One and Only («Первая и единственная»)

Фрэнк Раймер, Диксон, Калифорния: «Я вообще-то инженер, делаю всякие устройства на заказ для NASA и небольших частных компаний. Эта секс-машина — мой первый и единственный опыт. Мне было страшно стыдно перед друзьями, очень не хотелось, чтобы они узнали, что я ее делаю. Как выяснилось — совершенно зря. Они полностью поддержали меня в моем начинании. Не то чтобы тут же были готовы испробовать ее на себе. Но в теории она им нравится. А вот моей жене машина кажется чересчур холодной, механической. Для меня следующий важный шаг — это испытания машины, но очень трудно найти правильных людей. Семья и близкие здесь не подходят — они в любом случае скажут, что все прекрасно, просто чтобы поддержать меня, не обидеть. А давать объявления, встречаться со всякими странными людьми — это все не по мне».
7. Monkey Rocker («Обезьяна-качалка»)

Дэн и Джен Зихерт, Бейкерсфилд, Калифорния. Дэн: «Мы с женой договорились, что год поживем на ее зарплату — она у меня учительница в младшей школе, — а я в это время передохну и пойму, к чему приложить мою энергию. Как раз в тот момент я наткнулся в сети на эти механизмы. Они выглядели как настоящие мужские поделки: куча железа, болты, мотор. Все это совершенно чуждо чувственной женской природе. Мне же хотелось сделать что-то, что доставляло бы удовольствие женщинам: что-нибудь тихое, удобное, сдержанное, шикарное и привлекательное. Что-то, что женщины не боялись бы попробовать. Так получилась «Обезьяна-качалка». Джен: «Меня совершенно не удивило, что Дэн придумал эту штуку. Не то чтобы мы были одержимы сексом. Просто Дэн — мужчина, и ему интересен секс как мастерство».
8. Atomic Rider («Атомный наездник»)

Скотт Ихалт, Чэмплин, Миннесота: «Я с детства люблю мастерить, это у меня от отца. Начинал я с Lego, а сейчас делаю такие приборы. Это устройство подходит всем: геям, парам, которые не занимаются сексом, и парам, которые хотят обогатить свою сексуальную жизнь. Я тут подумал, что неплохо было бы наладить доставку в женские тюрьмы. Почему бы нет? Мой босс — очень религиозный человек — меня целиком поддерживает, потому что считает, что эти штуки могут спасти много браков. Хотя поначалу были проблемы. В Bank of America не хотели давать мне кредит на раскрутку, думали, я им лапшу вешаю. Тогда я решил принести „Наездника“ прямо в банк и показать его вице-президенту. Пришел и поставил его прямо в центре операционного зала. Всем стало безумно интересно, особенно пожилым людям — они явно понимали, что к чему».
9. Little Almighty («Всемогущий малыш»)
Эрик Уилсон, Ланкастер: «Как и все мои изобретения, своим появлением этот прибор обязан моей жене. Мы с ней идеально дополняем друг друга. Но мы женаты уже восемь лет, у нас двое детей, и в какой-то момент мы перестали чувствовать себя новобрачными. Тогда я подумал: а что если сделать настоящую секс-машину, которая занималась бы сексом с ней, пока она занимается сексом со мной? Я пошел в гараж, стал думать, что к чему, и через некоторое время сделал нашу первую секс-машину. Она работала от электрической дрели, была страшно неуклюжая, очень резкая, но мы с женой этого не замечали. Когда мы попробовали ее в первый раз, это был взрыв. Краска сыпалась со стен — так это было здорово. Мы занимались любовью всю ночь, а наутро жена прямо сияла. Всю неделю мы провели в спальне».
10. Hootchie Harley («Крутой Харлей»)
Кен Круз, Новый Орлеан, Луизиана: «Когда жена ее увидела, она сказала: „Даже не думай подходить ко мне с этой штуковиной“. В итоге я выставил ее на eBay, продал за 250 долларов, и дело с концом. Вообще у меня семейный бизнес: нас в компании пять человек, в том числе мой отец, работаем в моем гараже. Когда люди узнают, чем я занимаюсь, они сразу представляют себе моих клиентов — грязных извращенцев. На самом деле это не так. Они обычные люди. Больше того, я уверен, что очень скоро секс-машины придут в каждый дом — как телевизоры или микроволновки. Сейчас я продаю около 30 штук в неделю. Самое забавное, что женатые мужики часто заказывают елдень кинг-конговских размеров, а женщины выбирают самые маленькие, какие есть у нас в ассортименте. Я благодаря этому очень многое понял про мужчин и женщин».

Я к тому, что так раньше выглядела личная жизнь социально и сексуально активных девушек. Бар, «Лонг-Айленд айс ти», клуб, текила, танцы на столах, секс. И так раза четыре в неделю. Сейчас тебе вообще не надо думать про секс. Идешь куда угодно — хоть в ресторан, хоть в клуб, а друзей себе ищешь по тиндеру. Или всегда есть Pure — и можно даже на улицу не выходить: секс по переписке тоже секс. Зато безопасный.

Раньше всегда было немного тревожно — а вдруг тебе никто не понравится, вдруг ты никому не понравишься, вдруг человек живет за МКАД. Сейчас ты все заранее знаешь. Две-три встречи за кофе — и тебе обеспечена сексуальная жизнь на пару месяцев. Ты меньше пьешь, меньше тратишь денег. И клуб теперь — это только клуб. Если что получится — хорошо, но необязательно.

Онлайн и все эти гаджеты сделали нашу личную жизнь необыкновенно удобной. Многие так и окончательно перешли на секс-игрушки и всякие приложения, где можно найти мужчин, женщин, кого угодно. Уже никто не судит других за то, что они вместо мужчины целиком используют только ничуть не реалистичное устройство радостного лилового цвета — и еще немного порно, и еще немного порнографических разговоров. Секс как-то внезапно перестал восприниматься исключительно как единение плоти во имя любви — и теперь неважно, ты с голосом, с предметом или замуж собираешься за живого и румяного Васю.
Одним мало игрушек и писем, а другим это в самый раз. Контакт же все равно есть. Хоть и удаленный.

И есть очень интересная деталь в этом развитии. Вот лет пять назад все эти сайты знакомств были странным местом, где буйно цвел сексуальный шовинизм. ­Почему-то большинство мужчин оказывались яростными уродами, которые считали, что делают тебе одолжение уже только вниманием к твоей анкете. Никогда нельзя было понять — человеку надо немедленно секс или он хочет общаться? Причем те, которым «немедленно секс», вели себя неприятно. Типа «Ты давай пришли мне голые фото, а если понравишься — бери такси и чеши ко мне в Бутово». Несколько раз ответив: «Сам в свое Бутово и чеши!» — со знакомствами я попрощалась.

И вот же насколько приятнее оказался тиндер. Даже Pure приятнее — потому что там сразу про секс, там такие условия. В тиндере все честнее — там люди быстро говорят, что им надо. Не устраивает — дальше листаешь. В тиндере можно нормально провести время — и никто сексом не обязан, если не хочется. Никаких претензий. Да, есть люди, которые делают грустные лица и говорят, что весь этот тиндер-шминдер — пшик, изжил себя и так далее. Но это они не старались. Возможно, им хочется сразу найти себе жениха и радостно выйти замуж — и все эти попытки, все эти свидания их огорчают.

Но даже неудачные свидания — это весело. И всегда неожиданно. Это вообще новая форма общения и отношений — все немного случайно, необязательно, забавно и даже глупо. Есть о чем «писать домой». Вот даже секс-чаты — это интересно. И сексуально, и просто как опыт. Незнакомые люди сидят в скайпе и все такое — ну и вот это так безопасно и комфортно, что совсем не страшно. А это ведь тоже новая тема.