50 оттенков серого как снимали постельные сцены

Содержание

Джейми Дорнан: в эротических сценах мы с Дакотой Джонсон смешили друг друга

В заключительном фильме трилогии, «Пятьдесят оттенков свободы», который выходит на российские экраны 8 февраля, герои уже женаты, но их жизнь не стала скучнее. Наоборот, любовный сюжет неожиданно приобретает черты триллера. Накануне премьеры «ТН» побеседовала с исполнителем главной роли.
фото: Nino Munoz for Universal Pictures/UPI Россия
— Джейми, оглядываясь назад, как вы оцениваете свое долгое «путешествие» длиною почти в четыре года?
— Действительно, фильм «Пятьдесят оттенков серого» вышел в 2015 году, а снимали его в 2014-м. За это время я приобрел неоценимый опыт и, конечно, вырос как актер. Ну и, безусловно, приятно быть причастным к тому, что нравится многим людям.
— «Пятьдесят оттенков серого» сняла Сэм Тейлор-Джонсон. Что, по-вашему, режиссер Джеймс Фоули привнес в картину нового по сравнению с первым фильмом?
— Джеймсу наверняка было не очень просто запрыгнуть в поезд, который уже покинул станцию. Тем не менее ему это удалось: он с уважением отнесся к тому, что делал его предшественник, и при этом снял свое кино. В ситуации, когда ты подхватываешь работу другого человека, следует быть предельно деликатным, и Джеймс прекрасно с этим справился.
— В первых двух картинах отношения между главными героями — Кристианом Греем и Анастейшей Стил — были весьма непростыми. Как они развиваются в новом фильме?
— Можно сказать, они входят в более позитивное русло. Так как наши с Дакотой Джонсон персонажи теперь женаты, они все больше напоминают обычную семейную пару. Но это не значит, что их жизнь становится скучнее. Как вы догадываетесь, любовь героев вновь подвергается испытаниям.
Во-первых, супружество само по себе немалое испытание для влюбленных — думаю, люди, состоящие в браке, понимают, о чем я говорю. А во-вторых, чувства героев неоднократно проходят проверку на прочность благодаря автору сценария. (Смеется.) Например, когда на сцену выходит бывший босс Анастейши Джек Хайд, романтический сюжет явно сворачивает в сторону триллера.
— То есть зрителя ждет много экшена?
— Именно. Хотя съемки второго и третьего фильмов велись параллельно, работать над картиной «Пятьдесят оттенков свободы» мне было интереснее. В ней действие развивается более стремительно, есть сцены автомобильных гонок, драк… Нельзя сказать, что драк и погонь на мою долю пришлось так уж много, но я не без удовольствия расшвыривал коллег-актеров вокруг себя и делал разные трюки.
— В картине «Пятьдесят оттенков серого» Кристиан пытался во всем контролировать Анастейшу, в фильме «На пятьдесят оттенков темнее» она уже диктует ему свои условия. Кто владеет ситуацией в третьей картине?
— Можно сказать, герои сошлись в середине и балансируют, стараясь достичь компромисса, которого требует от влюбленных семейная жизнь. Грубо говоря, они пытаются работать в одной команде, а не вести борьбу за доминирование.
— Ваш герой отличается от того Кристиана, которого мы видели в первых двух фильмах?
— Я бы сказал, что он стал более понимающим, более человечным, что ли… По сравнению с первой картиной, где мысли и поступки Кристиана было сложно понять, сейчас перед нами открытая книга.
Для любого актера подобная роль — своеобразный вызов. Сложность состояла в том, что, с одной стороны, надо было сыграть этакого отстраненного и холодного типа, привыкшего контролировать все вокруг, а с другой — обаятельного парня, который нравится окружающим.
— А что вы можете сказать о героине — Анастейша очень изменилась со времен фильма «Пятьдесят оттенков серого»?
— Она наконец повзрослела, обрела свой голос и превратилась в сильную, независимую женщину, которая сама принимает решения. Становится ясно, что Анастейша действительно любит Кристиана. Одним словом, она теперь не та безответная овечка, что была раньше, и Кристиан это принимает, так как тоже по-настоящему любит.
— Какие еще интересные персонажи появляются в картине «Пятьдесят оттенков свободы»?
— Один из основных — Джек Хайд. Зрители познакомились с ним в фильме «На пятьдесят оттенков темнее», но в новой картине он устраивает настоящую встряску главным героям, становится источником драмы и экшена. Эрик Джонсон очень хорош в этой роли, а еще он выше меня, что не может не раздражать. (Смеется.)
Еще один персонаж — Джиа Маттео (ее играет Ариэль Кеббел), дизайнер, которая работает над интерьером нового дома Кристиана. Она откровенно флиртует с моим героем, чем вызывает вспышки ревности у Анастейши. Но Кристиан спокойно реагирует на эту ситуацию — он действительно счастлив с Анастейшей.
— Слышал, что вы очень сдружились с исполнительницей роли Анастейши. Это правда?
— Мы обожаем друг друга. Если бы между нами с Дакотой не было особой химии, мы не смогли бы сыграть те особенные отношения, которые связывают наших героев. Мы прошли весь этот путь вместе, и сейчас, когда съемки подошли к концу, остаемся большими друзьями. Уверен, что мы и впредь будем поддерживать друг друга. Ведь эта работа очень сильно повлияла не только на нашу карьеру, но и на нас самих. Нить, что нас связывает, так просто не разорвать. Это навсегда.
Кадр из фильма «Пятьдесят оттенков свободы»
Фото представлено UPI Россия
— Столь теплые отношения помогали вам во время съемок эротических сцен?
— Еще как! Страсть, буквально сжигавшая Кристиана и Анастейшу в первых двух фильмах, не идет на убыль. Наоборот, она становится еще сильнее. Кажется, эти ребята ненасытны, они не могут и дня прожить без секса.
Эротические сцены очень сложны для актеров — снимаясь в них, ты чувствуешь себя весьма уязвимым. Здесь нужно абсолютное доверие к партнеру. И если в фильме «Пятьдесят оттенков серого» мы с Дакотой только знакомились, наши отношения лишь набирали обороты, то потом уже хорошо чувствовали друг друга. Даже иногда умудрялись смеяться, что существенно облегчало работу.
Вообще, на площадке было немало моментов, вызывавших смех. Помню, мы никак не могли перестать хохотать во время съемок свадебной сцены. Мы вдруг поняли, что парень, который поднимался с нами в лифте в первом фильме, теперь сидит в первом ряду на брачной церемонии. Нам почему-то показалось это очень забавным. Мы с Дакотой часто смешили друг друга.
И это прекрасно: трудно работать, когда все вокруг слишком серьезно. Жизнь коротка, и надо успеть ею насладиться. Конечно, к работе следует подходить со всей ответственностью, но хорошо бы и получать от нее удовольствие. Мы же актеры, и наша главная задача — развлекать людей. А как это делать, если не относишься к себе с юмором? В принципе это применимо к любой профессии. Мой отец, к примеру, хирург, но это один из самых веселых людей, которых я встречал.
— Было ли на съемках что-то такое, что запомнилось особенно?
— Прежде всего то, что, как я уже говорил, параллельно мы снимали сразу две картины. На мой взгляд, это очень облегчило жизнь всей съемочной группе. Ты знаешь, что на шесть месяцев надо забросить все дела и целиком сосредоточиться на работе. Это помогает сэкономить не только время и деньги, но и силы.
Еще один бонус — поездка во Францию, куда герои отправляются в свадебное путешествие. Съемочный график был не очень жестким, так что у нас хватало свободного времени. Мы с Дакотой и другими актерами использовали его на то, чтобы побродить по Парижу и Ницце, поплавать в море и даже покататься на водных лыжах. Это были прекрасные дни.
Джейми ДОРНАН
Родился: 1 мая 1982 года в Белфасте (Северная Ирландия, Великобритания)
Семья: жена — Амелия Уорнер, актриса; дочери — Далси (4 года) и Элва (2 года)
Карьера: модель, музыкант, актер. Работал моделью известных марок, играл в британской группе Sons of Jim. Как актер дебютировал в фильме Софии Копполы «Мария-Антуанетта» (2006). Снимался в сериалах «Однажды в сказке», «Крах», фильмах «Антропоид» и др. Прославился ролью богача Кристиана Грея в фильмах «Пятьдесят оттенков серого» и «На пятьдесят оттенков темнее» Дарья МИХЕЕВА, ТЕЛЕНЕДЕЛЯ

Как снимают интимные сцены в кино: интервью с участниками съемочного процесса

Кому, как ни актерам лучше знать, как снимают интимные сцены в кино. Как они утверждают, в этом нет ничего привлекательного и уж тем более возбуждающего. Огромные камеры вокруг, съемочная команда, партнер, абсолютно незнакомый тебе человек, и режиссер обращающий внимание на каждую мелочь. Это несколько противоречит тому навязываемому нам образу сексуальности, который мы видим в фильмах и различных ток шоу. Однако если вы спросите режиссеров, то вы услышите совсем другое мнение.

Лично я очень люблю снимать постельные сцены, — говорит Сара Трим, создатель сериала «Любовники». «Эти сцены настолько трансгрессивные и реалистичные. Все любят постельные сцены в кино и уж тем более иметь возможность принимать в этом участие».

Фильм «Пятьдесят оттенков серого»

Зрителям это точно нравиться, конечно, если успех фильма «Пятьдесят оттенков серого» можно использовать в качестве мерила. Но и там было несколько деликатных моментов, которыми поделился режиссер проекта Симус МакГарви. «Мы отложили съемку откровенных сцен на последнюю неделю съемочного процесса, а некоторые сцены порки были воссозданы с помощью компьютерных программ», — вот так вот.

Для имитации секса применяются любые хитрости вроде подкладывания подушек между телами актеров, протезы, боди комбинезоны и даже различные физические упражнения, для съемок напряженных мышц тела. А вот выбор тех или иных поз, часто результат импровизации самих актеров.

В съемках постельных сцен главное не переборщить с репетициями и подготовкой, иначе все это больше будет смахивать на дешевое порно, — говорит Джадд Апатоу, автор комедий и по совместительству, продюсер сериала «Девчонки».

Постер фильма «Девушка без комплексов»

Любовные сцены в комедии «Девушка без комплексов», стали первыми в карьере актрисы Эми Шумер. Непосредственно перед их съемками она заводила себя прослушиванием альбома Бейонсе в своем трейлере. А в «Роковом влечении» актеры Майкл Дуглас и Гленн Клоуз снимали напряжение с помощью шампанского, рассказывает режиссер картины Адриан Лайн.

Разумеется не во всех фильмах интимные сцены амурные и эротичные. В некоторых, таких как «Дикая» и «Даллаский клуб покупателей», съемка подобных сцен были очень неловкими и от того сложными.

Из личных телефонных интервью с различными участниками съемочного процесса стали известно как снимаются эротические сцены в фильмах, некоторые детали этого странного аспекта их работы, и если можно так выразиться их логистика.

Расскажите о том, как снимают интимные сцены. Правите сценарий, репетиции хореография или просто включаете камеру и вперед?

Кадры из сериала «Игра престолов»

Сара Трим (Сценарист телешоу «Любовники»)

— Есть разница в том, как сцена секса выглядит на бумаге и как это выходит на самом деле. Непосредственно в день съемок может столько всего произойти и столько всего поменяться, в этот день актеры становятся очень уязвимы. Говорю вам это со всей честностью и многие со мной согласятся.

Эми Шумер (актриса)

— А вот я вносила правки в сценарий. Наверное, переписала пол страницы той сцены, в которой пришлось участвовать, прежде чем я вообще открыла рот для своей реплики.

Джадд Апатоу (кинорежиссер)

— У меня были фотографии и раскадровки сделанные со всех возможных ракурсов, но в один день я их выбросил в окно. На съемках мы нашли множество мест, куда смогли поместить камеры.

Шеймас Макгарви (оператор и режиссер)

— Изначально мы проводили репетиции, а чтобы актеры чувствовали себя уверенней, заранее знакомились с раскадровками и расположением камер. Чтобы подчеркнуть неловкость между актерами, в первых эротических сценах, мы держали камеры немного поодаль. По мере развития сюжета, например, в Красной комнате, где сцены становились жестче, мы уже использовали телеуправляемые камеры, то есть актеры оставались полностью наедине друг с другом.

Адриан Лайн (продюсер и кинорежиссерcер)

— Ты стараешься, работаешь над каждой сценой, но всегда есть место для правок. Я всегда считал, что спонтанный и захватывающий секс в кино лучше, чем что-то традиционное и бытовое. Поэтому я привнес немного юмора в сцену «Рокового влечения», где актеры занимались сексом на кухонной мойке полной немытой посуды. Если бы я поступил иначе, то вы бы также смеялись, наверное, но это был бы нервный смех. Вы знаете — это нормальная реакция людей на неловкие моменты.

Жан-Марк Валле (сценарист)

— Не было никаких репетиций, мы не отрабатывали конкретные движения, больше уделяя внимание настрою. Мы намеренно сократили количество участником съемочного процесса, нашли подходящее место достаточное, чтобы управлять камерой. Сцена спонтанного секса в переулке, в фильме «Дикая», где парень поворачивает Риз (Уизерспун) и входит в нее сзади, не была прописана в сценарии — к ней пришли во время съемок той сцены. А триолизм Мэтью (МакКонахи) в «Далласском клубе покупателей» был полностью сымпровизирован им самим.

Как снимают обнаженку? Если кто-нибудь из актеров соглашается, то потом не умаляет вырезать ее?

Кадр из фильма «Секс по дружбе»

Адриан Лайн

— О, это лучший способ того как снять постельную сцену. Помню, когда мы снимали «Роковое влечение», Майкл Дуглас повалил партнершу на кровать, а потом все никак не может выбраться из штанов и начинает истерически смеяться. Позже, при монтаже, мы обнаружили, что в кадре мелькает его промежность. Но этот момент настолько короткий (смех), что мы просто не смогли его вырезать. Надеюсь, Майкл простит нам это.

Сара Трим

— Актеры, участвующие в нашем проекте по-разному относятся к сценам с обнажением тел, что-то они готовы показать, а что-то нет, и мы должны уважать их решение. При съемках подобных сцен мы прикрываем интимные части тел актеров, но так, чтобы это не выглядело неестественно. Для нас это стало открытием, но мы научились создавать самые чувственные постельные сцены, снимая только лица актеров.

Шеймас Макгарви

— Мы прикрывали наших актеров, точнее части их тел. Джейми (Дорнан) носил чехол для пениса, а тело Дакоты (Джонсон) прикрывал своеобразный патч от промежности и вокруг всего тела. А во время постпродакшена у нас возникла ситуация, когда нам пришлось добавить лобковых волос с помощью компьютера. Это был какой-то сюрреализм. А для съемок Дакота-Джонсон-вид-сзади мы привлекали дублера. И я имел удовольствие снимать зад, не покрытый татуировками.

Эми Шумер

— Я человек без комплексов, но я работаю над этим. В доме, где я выросла обнаженка не была чем-то особенным, так что для меня это не проблема. Дело больше было в съемочной группе. В комедийных эпизодах мне все равно, но в сценах, которые по-настоящему сексуальны, я становлюсь уязвимой и люди замечают это. И каждый раз в эти моменты мне хочется закричать: «Это так стыдно!»

Постельные сцены подразумевают маленькую съемочную группу. Насколько близко располагаются камеры и сколько требуется дублей?

— Снимая постельные сцены мы всегда используем две камеры, чтобы не приходилось делать несколько дублей. У меня большой опыт в работе над подобными сценами. Многие из них были настолько откровенными, что позже их отказывались включать в готовый вариант картины.

Эдриан Лайн (Режиссер фильма «Непристойное предложение»)

— До сих пор помню, как мы снимали ту сцену с Вуди Харрельсоном и Деми Мур, мы использовали зум — ты просто усиливаешь его, камера захватывает каждый кусочек тела, каждое движение, затем ты просто склеиваешь все это вместе. Было бы ошибкой останавливать их в тот момент. Любовные сцены подобные этим обычно довольно короткие, ведь существует какой-то предел выносливости. Если кому-то нравится целоваться еще не значит, что он может делать это вечно.

Актеры должны испытывать сексуальное возбуждение во время съемок постельных сцен?

Кадр из фильма «Троя»

Жан-Марк Валле

— Ни разу не встречал, ни одного мужчину с эрекцией, ни в одной сцене, ни в одном фильме, в котором мне приходилось участвовать. Но это не означает, что они не проявляли интереса. В конце концов, все мы люди, а они стоят там обнаженные, касаются друг друга… — Очевидно ведь, подобные сцены, даже при отсутствии физического проникновения, приводят к сексуальному возбуждению. Так и должно быть. Иначе сцена будет безнадежной. Часто актеры беспокоятся о своих телах? Да, у меня был один актер, волновался, что выглядит недостаточно мужественно. Но у него не было повода для беспокойства. Я убедил его, что все это он сам себе придумал. Помню, я все твердил ему: «Ты в порядке, ты молодец!». — Был один случай, когда я работал над своим первым фильмом. Актриса, исполняющая главную роль, готовилась к съемке постельной сцены. Помню, на тот момент ей было 35. Она попросила меня не снимать ее сзади, и сбоку, и не снимать ее грудь, когда она лежала на спине. Что же я прекрасно ее понимаю. Я постоянно спрашивала свою сестру (она была продюсером проекта): «Я хорошо выгляжу?». А так как они все хотят, чтобы все прошло отлично, они никогда не скажут: «О, смотрите, классный целлюлитный ракурс!». Перед съемками я привожу себя в порядок конечно, но как только я слышу «Камера! Мотор!», это последнее о чем я думаю в тот момент. И я определенно прохожу мимо Тако Белл в такие дни.

Тишина на съемочной площадке! Или нет?

Кадр из фильма «Титаник» — Во время съемки постельных сцен, когда актеры заняты «этим», я говорю себе: «Заткнись», хотя очень хочется чего-нибудь ляпнуть. — У меня в такие моменты возникает мысль, насколько бедным актерам приходится нелегко: в полной тишине они даже не знают, как они выглядят, все ли они делают правильно. Я поддерживаю, говорю например: «Вот это было хорошо, сделай еще раз» и в том же духе. В конце концов, мой голос всегда можно вырезать. — Джо Райт — сторонник музыки, как инструмента помогающий актерам проникнуться настроением. Движения актеров и камеры соединяются в один своеобразный танец. В фильме «Искупление» с Джеймсом МакЭвоем и Кирой Найтли, в сцене секса в библиотеке, мы использовали Come to Me Марка Ланегана и Пи Джей Харви. Вялотекущая композиция и очень сексуальная, к тому же оператор использовал ручную камеру.