Цитаты шнура

Сергей Шнуров, пожалуй, один из самых колоритных персонажей России. Музыкант, певец, актер, телеведущий — и это еще не все таланты, которыми обладает «мистер скандальность». А недавно последователи Церкви летающего Макаронного Монстра присвоили Сергея к лику святых. Почему? А все из-за песни о лапше быстрого приготовления. Да, такой неординарной личности достаются и нестандартные награды и почести.

Мы в Интересно знать нашли цитаты Сергея Шнурова, которые поражают своей откровенностью и правдивостью.

Меня пугают люди, у которых есть твердые убеждения. Они никогда не рассуждают. Им все ясно. Мне — неясно. Когда я рассуждаю, я стараюсь не придерживаться никаких убеждений.

Мне власть не нравится. Но я не знаю, кто мне больше не нравится — власть или народ. Они, сука, достойны друг друга.

Каждый период жизни уникален. Мало кто это понимает. Все пытаются дожить до какого-то возраста — а сейчас я начну! Каждая секунда уникальна. Никогда нельзя сказать: «Вот сейчас я состоялся». Ты состоялся, как только родился.

Я не знаю периода в этой стране, когда людям нравилось то, что происходит. На Рублевке тоже никто не доволен, я тебе отвечаю. И в подвалах Питера тоже все недовольны. Это страна недовольных по определению. Рождаются люди уже с кислой миной на лице. Летом, сука, жарко, зимой, ***ь, холодно, всегда все не то.

У нас бесконечно ищут виноватых. Никто не занимается собой. В том, что ты такой ущербный, виноват сосед.

Кто-то печет булочки, а кто-то жарит кузнечиков. Я лично предпочитаю булочки, но совершенно спокойно отношусь к тем, кто с аппетитом, как я, булочки, уплетает жареных кузнечиков. К человеку, который готовит кузнечиков, у меня тоже нет никаких претензий. Это его дело. Не моё. Он же не пихает их мне в рот, вырывая из моих рук любимую булочку со взбитыми сливками. Проходя мимо его лавки, я ему улыбнусь. Просто так. Забавный тип. Я не считаю его лохом, идиотом, дебилом, петухом, мразью, извращенцем, гламурной тварью, продажной скотиной и т. д. Он просто жарит кузнечиков, которых я не ем. Даже этот странный для меня труд я уважаю просто потому, что так меня учили. Судя по комментариям, многих учили по-другому.

Бороться с ленью – это глупо. Ее побороть невозможно. Только интерес. Если есть интерес, то лень становится незначительной величиной. А без интереса бороться с ленью невозможно.

Фейсбук — истеричная среда. Люди там находятся в какой-то бесконечной истерике. Не важно, по какому поводу, главное — истерит­ь. Я истерику люблю на сцене, а не в жизни.

Женщины, они как сигареты. Убивают. Поначалу, вроде даже как есть удовольствие, но потом оно тускнеет и остается только вредная привычка, не более. Зависимость. Да, конечно, лучше бросить. Совсем. Вредно. И женщин и сигареты. Но я по-прежнему люблю. Курить.

Никто не предлагает долгосрочную и реальную программу развития, а я предложу. Запретить продажу алкоголя и наркотиков людям без высшего образования! В результате, престиж знаний взлетает до небес даже в самой необразованной среде. Хочешь бухать — учись!

Понравилось? Расскажи друзьям:

О любви, мужчинах, женщинах и многострадальной России. Заявление Сергея Шнурова


Всем известно, что Сергей Шнуров личность неординарная, а его способность выражать свое мнение — необычная.
Вот и здесь он наговорил такого , что стоит задуматься
Мужчина, в отличие от женщины, животное тупое и наивное.
Но, как и все животные, любит ласку.
Только получить её хочет за просто так, по любви.
Отрастит брюхо, футбола насмотрится до мычания, прыщами пойдёт, купит костюмчик спортивный серенький недорогой, потому, что денег нет, и ждёт.
Когда же полюбит его кто за душу его бесценную, за то, что он, это — ОН.
А женщина, тем временем, уже и на диете посидела, и в фитнес сбегала, и на курсы сходила, и работу денежную нашла. Кредит взяла и едет на новенькой тачке мимо логова мужчины. «Вот сучка. Продажная коза. Ненавижу», — так мужчина признаётся ей в любви. Но любовь его безответна. Отчаяние пронзает его большое мужское сердце. Жизнь ему безотрадна и невыносима. И невдомёк ему, бедному, что просто так — только люлей можно получить, а не любовь.
Женщины, они как сигареты. Убивают. Поначалу, вроде даже как есть удовольствие, но потом оно тускнеет и остается только вредная привычка, не более. Зависимость. Да, конечно, лучше бросить. Совсем. И женщин, и сигареты. Вредно. Но я по-прежнему люблю. Курить.

У греков древних было такое возрастное понятие «акме». Мужчина около сорока. «Акме» — пик, вершина — тот самый период, когда мужчина, собственно, становится мужчиной. До этого времени ему было прилично только задавать вопросы и слушать, а в сорок он уже мог и сам отвечать на них. Не факт, что его ответы были верны, но слова его приобретали вес. Да, я предлагаю ещё один закон, ограничивающий свободу личности и слова, разделяющий общество по половому и возрастному признакам. Женщин эти ограничения не коснутся, им без болтовни не прожить. А вот многим юношам не мешало бы поменьше пиздеть, выражая свою точечку зреньица.
Все думают, что они не как все. Поэтому все как все. Штампованные индивидуальности. Татуировки, кеды, мотоциклы, путешествия, сёрфинг, рваные джинсы, актуальное искусство, велосипеды, креативные принты, роликовые доски, косухи, спортивные авто, альтернативная музыка, всё это производится огромными тиражами для того, чтобы все не как все. Ничего личного. Чистый маркетинг.

Умная женщина понимает, что она глупа, в определённый момент она знает, что лучше помолчать. А не умная женщина, она думает, что она умная, всегда. А мужчины вообще дураки.
Мужики избаловались. Се ля ви. Нет уже такой конкуренции. Даже драки в кабаках происходят не из-за женщин, а из-за самоутверждения. Если в семидесятые это происходило из-за дамы сердца, то сейчас мотивы другие — не так посмотрел, ах ты с*ка!
Как-то так. Из-за телок драться глупо. Их слишком много.

Штрафы нормального мужчину пугать не должны. Те мужчины, которые часто общаются с женщинами, привыкли к тому, что им говорят «нет». Но они понимают, что «нет» — это на самом деле не «нет».
Все, кто к вам обращается, обязательно уже побыли с кем-то. Отсюда и все эти раскаяния «да лучше тебя нету» и т.д. И никто никогда не задумывался об одной вещи: человек вернулся к вам, не потому, что любит вас, или осознал какую-то ошибку. Он просто не нашел вам замену. А вот если бы нашел, то *** бы вы его увидели больше. Как говорится, не подфартило малость, вот и решил к проверенной «кормушке» возвратиться. И никто из этих возвращенцев не был один все время разлуки. Никто, ***ь. Возвратов быть не может. Это самообман. Не принимайте. Кто ушел — пусть ***ует навсегда.
Фейсбук — истеричная среда.
Люди там находятся в какой-то бесконечной истерике. Не важно, по какому поводу, главное — истерить.
Я истерику люблю на сцене, а не в жизни.

В 90-е годы Страна Дураков из «Золотого Ключика» стала самой востребованной метафорой жизни в России. На авансцену вышли Коты Базилио и Лисы Алисы различных мастей, население делилось на лохов и жуликов, тех кто смог одурачить, и тех, кто не смог быть одураченными. Спустя многие годы совершенно ясно, что Буратино и его друзья победили, наша реальность — больше не Страна Дураков, мы нашли золотой ключик и попали в нарисованный театр в каморке папы Карло. Нарисованный инстаграмовскими фильтрами и губной помадой, историями о красивой жизни и сладких мечтаниях. Символизм обрел реальность. Теперь он у каждого в инстаграме. Нарисованный успех, нарисованный смоки-айс макияж, нарисованный размер груди. Театр Артемонов, Мальвин и Пьеро без Карабаса-Барабаса. Собственный прекрасный театр.
Я не знаю периода в этой стране, когда людям нравилось то, что происходит. На Рублевке тоже никто не доволен, я тебе отвечаю. И в подвалах Питера тоже все недовольны. Это страна недовольных по определению. Рождаются люди уже с кислой миной на лице. Летом, сука, жарко, зимой холодно, всегда все не то.

(Внимание! Ненормативная лексика заменена синонимами…)

1. Жизнь волшебна! Ты лежишь у себя дома на диване, попивая пивко, и в тот же самый момент вращаешься вместе с целой планетой вокруг солнца.

2. Алкоголь — это магия. А заключается она, эта магия, в том, что ты никогда не знаешь, что вытворишь в следующий миг.

3. Извините, я лишил вашу дочь девственности. Такого больше не повторится.

4. Возраст — штука непростая. Судя по песням, после 15 мне сразу же стукнуло 40. Куда я двигаюсь, кто знает. В могилу, наверное, как и все мы.

5. Расшумелись соседские дети. Шепнул им через стену, что я гномик, живущий в розетке, и меня нужно покормить гвоздями. Наслаждаюсь тишиной.

6. Моя профессия — алкоголизм. Уникальная специальность, скажу я вам. В вузах такому не учат.

7. Людей, страдающих от алкоголизма, нужно лечить. Людей, им наслаждающихся, — ценить и поощрять.

8. Если вы слышите мат от человека и он вас совсем не раздражает, значит человек хороший, а если вас конкретно коробит, значит… так себе человечишко.

9. Три самых больших заблуждения в жизни: 1. Я всегда прав. 2. Бог существует. 3. Алкоголь и распутные девушки не сделают тебя счастливее.

10. Кайф — это цель, смысл и оправдание всего. Ницше с ума бы сошел.

11. А что это такое, кризис среднего возраста? Говорят, мол, мужчины в этот период начинают вести себя так, как я веду себя каждый день.

12. Телевидение — самое правдивое из искусств. Только смотря телевизор, понимаешь, что все вокруг не в себе. А в жизни не так заметно.

13. Сегодня я трезвый! Что-что? Нет, конечно, я не бросил пить. Я трезвый, потому что пить лежа неудобно, а вставать с дивана я не намерен.

14 . Продолжаю терзать себя философией жизни: считается ли курение в постели проститутки — курением в общественном месте?

15 . От спорта все болезни. У всех спортсменов переломы, у всех какая-то ерунда… А все мои друзья-алкаши живы и прекрасно себя чувствуют.

16 . Если у вас не клеится разговор с таксистом, посмотрите в окно и скажите: «Довели, сволочи, страну!» Увлекательная беседа гарантирована.

17 . Женщина, кем бы она ни была, удивительно быстро принимает взгляды того, кто с ней спит.

18 . Я вот всё хотел спросить, для чего вам этот чертов стакан воды перед смертью?

19. Всё профукать — это ведь тоже талант.

20 . Женщина — это психологическая травма длиною в жизнь.

21 . Всё можно сделать самому, кроме секса и микропроцессоров.

22 . Россия — страна невозможностей. Мы, русские, с детства выбираем, кем хотим стать, и всю жизнь движемся в противоположном направлении.

23 . Когда-нибудь и мячик, и коньки Ты сменишь на закуску, коньяки, И жизнь твоя изменится тогда, И ты поймёшь, что это навсегда.

24. Конечно, можно ходить в спортзал, есть полезную пищу, заботиться о теле. Но я бухаю — я выбрал душу.

25 . Всем известно, что алкоголь расширяет сосуды и помогает при повышенном давлении. Давлении адского лицемерного общества.

26 . Самый распространённый любовный треугольник: Он, Она и Идиотизм.

27. При лёгких формах душевного расстройства человек, как правило, начинает смотреть телевизор. При тяжёлых — верить тому, что в нём происходит.

28. Что ты можешь найти на дне стакана, кроме как подъём по карьерной лестнице, счастье в личной жизни и долголетие?

29. Нужно очень стараться, чтобы не быть г…ном. Мало, кто знает, но весь секрет заключается в том, что нужно просто-напросто научиться тонуть.

По материалам Twitter «Собака Шнурова»

Лидер группы «Ленинград» умеет транслировать интересные и остроумные мысли не только в песенном виде, но и посредством интервью и своего «Инстаграма». Вот, например.

Мне власть не нравится. Но я не знаю, кто мне больше не нравится — власть или народ. Они, сука, достойны друг друга.

Водка выполняет функции перезагрузки. Если я напиваюсь в умат, то отрешаюсь: пьянка как маленькая смерть. А пить — целое искусство. Я не встречал непьющих приличных людей. Если человек не пьет вообще, для меня он неприличный. Я не могу найти с ним точек соприкосновения. Мне кажется, что у него за душой что-то не то. То ли разведчик, то ли боится.

У нас бесконечно ищут виноватых. Никто не занимается собой. В том, что ты такой ущербный, виноват сосед.

Моя политическая позиция — никогда не заниматься политикой. Неблагодарное это дело.

Я не знаю периода в этой стране, когда людям нравилось то, что происходит. На Рублевке тоже никто не доволен, я тебе отвечаю. И в подвалах Питера тоже все недовольны. Это страна недовольных по определению. Рождаются люди уже с кислой миной на лице. Летом, сука, жарко, зимой, *** , холодно, всегда все не то.

Меня пугают люди, у которых есть твердые убеждения. Они никогда не рассуждают. Им все ясно. Мне — неясно. Когда я рассуждаю, я стараюсь не придерживаться никаких убеждений.

Каждый период жизни уникален. Мало кто это понимает. Все пытаются дожить до какого-то возраста — а сейчас я начну! Каждая секунда уникальна. Никогда нельзя сказать: «Вот сейчас я состоялся». Ты состоялся, как только родился.

Я три года пил каждый день.

Не ожидал такого успеха . Почему? Этому никогда нет объяснений. Сегодня на репетиции я объявил, что два года вперед можно ни *** не выпускать; выучить хорошо играть «На лабутенах» — и этого будет достаточно.

Любые крайности чреваты. «Ни гантели, ни спиртяга не добавят вам ума». В принципе, без разницы, гробишь ты свое здоровье целенаправленно или холишь и лелеешь целенаправленно, — ты в любом случае *** . Потому что это бессмысленная *** . Когда смыслом жизни становится или обеспечение собственного здоровья, или его подрыв, это *** .

Вот есть Елена Ваенга — она *** . Ты посмотри ее выступления, это абсолютное попадание в свою целевую аудиторию. Эта та самая женщина, которая входит в горящую избу. не из горящей избы. А Ваенга — абсолютно русский типаж, она идет этому ландшафту. Когда ты едешь по трассе Москва — Петербург и видишь эти покошенные избушки, ну какая там Полина Гагарина? Ваенга там играет!

1998-й — самый отчаянный кутеж нашей жизни, пир во время чумы. Все вдруг резко и крайне обеднели. Это было гораздо сильнее, чем сейчас. Это был обвал и катастрофа. Людям пришлось шевелить мозгами, заново придумывать жизнь. Многие поменяли работы, схемы. Это была ломка, это взбодрило. Сейчас будет так же. Придется быть ловчее, КПД людей должно повыситься.

Никакой синтетики. Все натурель: чистый спирт.

Если бы я горел желанием примкнуть к каким-нибудь силам, то примкнул бы. Просто я не люблю стаи. Стаи — это несвобода. А я все-таки за личную свободу. Мне всегда хочется находиться в состоянии выбора. Когда я выбор уже сделал, то в состоянии выбора я находиться уже не могу.

Если меня когда-нибудь спросит, что я сделал для русской культуры, по-серьезному, без шуток, я скажу, что вернул ей страсть. То самое дионисийское начало, которое у нас предпочитают не видеть и замалчивать. Любовную горячку, алкогольное безумие, похотливую ярость я живописал в своих крикопеснях. Те вулканические эмоции, без которых нет и не бывает человека сложного, стихийного.

Живу восемь лет уже без телевизора. В гостиницах раньше смотрел. Но года два уже не смотрю нигде. В телевизоре складывается такое ощущение, что ты живешь в стране идиотов. На улице такого нет. Жизнь правдивее, чем телевизор.

Те, кто рьяно выступает за сохранение и приумножение русской культуры, на поверку оказываются абсолютно и поголовно безграмотными дикарями. И чем тверже, яростнее и «духовнее» их призывы, тем они безграмотнее и глупее. Без ошибок они умеют писать одно слово из трех букв, которое вставляют везде и всюду. И слово это — Бог. Как подростки, чтобы казаться взрослее, перебарщивают и кроют *** где надо и не надо, так и эти борцы за культуру божатся, чтобы создать впечатление духовности. Но, кроме атмосферы разлагающего идиотизма. они ничего не создают.

Почему меня женщины любят? Потому что я их так люблю! Перефразируя Белинского (у него речь о театре): «Любите ли вы женщин так, как я люблю их, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением?» Любая дама сложнее и интереснее любого театра.

Я еще застал и был свидетелем того, как мой дед, военный моряк, праздновал День Победы. Без какой-то внешней гордости и бравады он встречался со своими товарищами, такими же, как он, ветеранами. Выпивали. Дед мой играл на семиструнной гитаре, и под его аккомпанемент они пели необязательно военные песни. Тостов типа «Мы победители!» я не слышал. Никакой кичливости в празднике этом не было. Они отмечали не только и не столько День Победы, а главным образом День окончания войны.

Ну вот и пришло время поговорить о самом главном и волнующем. Моя заметка о больших животах. Все знают, что у мужчин три стадии опузения. 1. Не видно, как висит. 2. Не видно, как стоит. 3. Не видно кто *** . Третья стадия самая интересная. Она позволяет быть практически независимым и неразборчивым. Я вот подумал: может быть, пузо — это некий психофизический барьер, который вырастает с возрастом, для того чтобы хоть как-то отгородиться и уже не видеть лица надоевших и некрасивых жен. И еще один немаловажный аспект третьей стадии опузения. При третьей стадии уже не видно, как не стоит.

Афоризмы, цитаты, высказывания, фразы Шнуров Сергей.

  • Нужно уметь учиться тонуть.
  • Я не пропагандирую, я — отражаю.
  • Людьми управляют политтехнологи.
  • «Ленинград» же — как шило в жопе.
  • Я раздолбай, которого везде много.
  • Меня волнует ад, где мы все окажемся.
  • Нужно стараться, чтоб не быть говном.
  • Заводы стоят, одни гитаристы в стране.
  • Герои никому не нужны. Особенно в России.
  • Я не понимаю, кто я. В этом — мое счастье.
  • Не мы выбираем жизнь, а она нас, имея вас.
  • Даже вкус виски после миллениума изменился.
  • В Питере музыка рождается именно от безделья.
  • В искусстве всегда побеждают идеи, а не бюджет.
  • Каждую секунду в мире один человек убивает другого.
  • Трезвым воспринимать массовую культуру вообще нельзя.
  • Баха и Моцарта тоже качают. Им все равно. И мне тоже.
  • Вдохновения сейчас нет, есть коммерческая необходимость.
  • Дуракам все можно, я же ведь дурак. Потерпите меня таким.
  • Любая хорошая музыка рано или поздно становится коммерческой.
  • Люди, которые занимаются делом, не могут заниматься еще и музыкой.
  • Правила, условия — это все иллюзия, которую люди сами себе придумали.
  • Я не делю песни на «с матом» и «без мата», я делю на хорошие и плохие.
  • Как показывает практика современного кино, в фильмах играют даже собаки.
  • Если б я был похож на героя своих текстов, вряд ли бы дожил до сегодняшнего дня.
  • Джокондой можно восторгаться в подлиннике. А можно повесить репродукцию в своем туалете.
  • Популярность — это когда гаишник не берет штраф, а любовь — это когда он еще и бесплатно наливает.
  • Это в ХIХ веке можно было свободно быть революционерами. Сейчас — глупо. Нет места для подвигов.
  • Скорее это не ремейки — это цитаты. Ремейки — это полная перепевка песен, а цитированию я научился у Шнитке.
  • Все это болото с лягушками, которые квакают рядом друг с другом, надо всколыхнуть. Наше культурное пространство должно расширяться.
  • Я знаю людей, которые с замиранием сердца слушали, положим, патриотичного Александра Розенбаума и были при этом полнейшими сволочами.
  • Хочу чинно лежать в гробу, в руках чтоб была сигарета, а выступающие пусть говорят: он был очень хорошим человеком, но любил курить, от этого и умер.
  • Я вырос в районе, где были самые крупные «малины» города Петербурга. Туда без кирпича лучше не ходить. До сих пор приезжаю к родителям с бейсбольной битой.
  • Неужели ты веришь, что Америкой управляет человек, который говорит по телевизору? Обещать он может, что угодно, но решает-то не он. Он всего лишь телеведущий, ему никто не подсказывает — ему говорят.

Лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров, который вновь напомнил о себе, как о народном певце своими , известен еще и своими остроумными высказываниями. Слова Сергея моментально разлетаются на цитаты и крылатые выражения, и лучшие из них мы вспомним далее.

«Мне власть не нравится. Но я не знаю, кто мне больше не нравится — власть или народ. Они, сука, достойны друг друга.»

«Водка выполняет функции перезагрузки. Если я напиваюсь в умат, то отрешаюсь: пьянка как маленькая смерть. А пить — целое искусство. Я не встречал непьющих приличных людей. Если человек не пьет вообще, для меня он неприличный. Я не могу найти с ним точек соприкосновения. Мне кажется, что у него за душой что-то не то. То ли разведчик, то ли боится.»

«У нас бесконечно ищут виноватых. Никто не занимается собой. В том, что ты такой ущербный, виноват сосед.»

«Моя политическая позиция — никогда не заниматься политикой. Неблагодарное это дело.»

«Я не знаю периода в этой стране, когда людям нравилось то, что происходит. На Рублевке тоже никто не доволен, я тебе отвечаю. И в подвалах Питера тоже все недовольны. Это страна недовольных по определению. Рождаются люди уже с кислой миной на лице. Летом, сука, жарко, зимой, *** , холодно, всегда все не то.»

«Меня пугают люди, у которых есть твердые убеждения. Они никогда не рассуждают. Им все ясно. Мне — неясно. Когда я рассуждаю, я стараюсь не придерживаться никаких убеждений.»

«Каждый период жизни уникален. Мало кто это понимает. Все пытаются дожить до какого-то возраста — а сейчас я начну! Каждая секунда уникальна. Никогда нельзя сказать: «Вот сейчас я состоялся». Ты состоялся, как только родился.»

«Я три года пил каждый день.»

«Не ожидал такого успеха клипа «Экспонат». Почему? Этому никогда нет объяснений. Сегодня на репетиции я объявил, что два года вперед можно ни *** не выпускать; выучить хорошо играть «На лабутенах» — и этого будет достаточно.»

«Вот есть Елена Ваенга — она *** . Ты посмотри ее выступления, это абсолютное попадание в свою целевую аудиторию. Эта та самая женщина, которая входит в горящую избу. Полина Гагарина не из горящей избы. А Ваенга — абсолютно русский типаж, она идет этому ландшафту. Когда ты едешь по трассе Москва — Петербург и видишь эти покошенные избушки, ну какая там Полина Гагарина? Ваенга там играет!»

«1998-й — самый отчаянный кутеж нашей жизни, пир во время чумы. Все вдруг резко и крайне обеднели. Это было гораздо сильнее, чем сейчас. Это был обвал и катастрофа. Людям пришлось шевелить мозгами, заново придумывать жизнь. Многие поменяли работы, схемы. Это была ломка, это взбодрило. Сейчас будет так же. Придется быть ловчее, КПД людей должно повыситься.»

«Никакой синтетики. Все натурель: чистый спирт.»

«Если бы я горел желанием примкнуть к каким-нибудь силам, то примкнул бы. Просто я не люблю стаи. Стаи — это несвобода. А я все-таки за личную свободу. Мне всегда хочется находиться в состоянии выбора. Когда я выбор уже сделал, то в состоянии выбора я находиться уже не могу.»

«Если меня когда-нибудь спросит, что я сделал для русской культуры, по-серьезному, без шуток, я скажу, что вернул ей страсть. То самое дионисийское начало, которое у нас предпочитают не видеть и замалчивать. Любовную горячку, алкогольное безумие, похотливую ярость я живописал в своих крикопеснях. Те вулканические эмоции, без которых нет и не бывает человека сложного, стихийного.»

«Живу восемь лет уже без телевизора. В гостиницах раньше смотрел. Но года два уже не смотрю нигде. В телевизоре складывается такое ощущение, что ты живешь в стране идиотов. На улице такого нет. Жизнь правдивее, чем телевизор.»

«Те, кто рьяно выступает за сохранение и приумножение русской культуры, на поверку оказываются абсолютно и поголовно безграмотными дикарями. И чем тверже, яростнее и «духовнее» их призывы, тем они безграмотнее и глупее. Без ошибок они умеют писать одно слово из трех букв, которое вставляют везде и всюду. И слово это — Бог. Как подростки, чтобы казаться взрослее, перебарщивают и кроют *** где надо и не надо, так и эти борцы за культуру божатся, чтобы создать впечатление духовности. Но, кроме атмосферы разлагающего идиотизма. они ничего не создают.»

«Почему меня женщины любят? Потому что я их так люблю! Перефразируя Белинского (у него речь о театре): «Любите ли вы женщин так, как я люблю их, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением?» Любая дама сложнее и интереснее любого театра.»

«Я еще застал и был свидетелем того, как мой дед, военный моряк, праздновал День Победы. Без какой-то внешней гордости и бравады он встречался со своими товарищами, такими же, как он, ветеранами. Выпивали. Дед мой играл на семиструнной гитаре, и под его аккомпанемент они пели необязательно военные песни. Тостов типа «Мы победители!» я не слышал. Никакой кичливости в празднике этом не было. Они отмечали не только и не столько День Победы, а главным образом День окончания войны.»

«Ну вот и пришло время поговорить о самом главном и волнующем. Моя заметка о больших животах. Все знают, что у мужчин три стадии опузения. 1. Не видно, как висит. 2. Не видно, как стоит. 3. Не видно кто *** . Третья стадия самая интересная. Она позволяет быть практически независимым и неразборчивым. Я вот подумал: может быть, пузо — это некий психофизический барьер, который вырастает с возрастом, для того чтобы хоть как-то отгородиться и уже не видеть лица надоевших и некрасивых жен. И еще один немаловажный аспект третьей стадии опузения. При третьей стадии уже не видно, как не стоит.»

Сегодня Сергею Шнурову исполняется 44 года. По этому случаю вспомнили самые яркие цитаты главного матерщинника всея Руси. Вот представьте, если бы я учился жить по песням Юрия Антонова. Я стал бы ебанько. По песням учиться жить не надо. Не важно, содержат они мат или нет. Ведь эта лексика живет в народе. Ее не вывести так вот …

Сегодня Сергею Шнурову исполняется 44 года. По этому случаю вспомнили самые яркие цитаты главного матерщинника всея Руси.

    1. Вот представьте, если бы я учился жить по песням Юрия Антонова. Я стал бы ебанько. По песням учиться жить не надо. Не важно, содержат они мат или нет. Ведь эта лексика живет в народе. Ее не вывести так вот просто. Вот у какого русского человека в штанах не *уй, а пенис? Поднимите руку такие люди. Я плюну вам в лицо.
    2. Мы вообще всегда занимаемся тем, что пытаемся поймать время за яйца. Иногда получается, но чаще всего они выскальзывают. У времени очень скользкие яйца.

    1. Я артист неприличный. Поэтому мужики предлагают мне на*бениться, а дамы — по*баться. У приличных артистов все наоборот.
    2. Не знаю, какой рок хороший, а какой плохой. Рок либо есть, либо его нет. Вот AC/DC понятно, что рок. А группа «Аквариум» понятно, что не очень. Вот и все.
    1. В семье все очень просто: надо давать уверенность мужчине, что он главный. Умная женщина вообще никогда не будет главной, но при этом, конечно, все рычаги управления окажутся у нее. Умная женщина действует исподволь. А глупая — отстаивает свои права.
    2. Женская обувь, как ключ к счастью, сакральный предмет, поворотный элемент сюжета, в таком ракурсе девичьи туфли встречались нам как минимум дважды и знакомы каждому из нас. «Золушка» и «Ночь перед Рождеством». Из черевичек и хрустальных туфелек растут наши лабутены.
    1. В принципе, без разницы, гробишь ты свое здоровье целенаправленно или холишь и лелеешь целенаправленно, — ты в любом случае *банько. Когда смыслом жизни становится или обеспечение собственного здоровья, или его подрыв, это *уйня.
    2. У мужчин три стадии опузения. 1. Не видно, как висит. 2. Не видно, как стоит. 3. Не видно кто сосет. Третья стадия позволяет быть практически независимым и неразборчивым.
    1. Проституцию? Её нужно легализовать. Она есть. Запретить ее невозможно. Это всё равно, что солнце запретить. Или дождь. Давайте запретим дождь, потому что нам он не нравится. В законе будет написано, что дождя нет, но он будет идти.
    2. Популярные песни сейчас — это отмирающая *уйня. Почему «Ленинград» интересен? Потому что мы находимся между жанрами. Сегодня мы делаем клипы. Вот что была бы песня «Лабутены» без клипа? Да *уй знает? А клип без песни? Да *уй знает!
  1. Пушкина ссылали, Достоевского расстреливали, Гоголь в Италии ошивался. Про Солженицына я уж и не говорю. Ну, Чернышевский плохой писатель совсем… В общем, если тебя не запрещают, значит ты пишешь *уйню.
  2. Как жить? Весело жить нужно. Как жить, если не хватает денег? Я где-то в 2005 сформулировал, как. Нужно воровать. Это дельный совет. Просто у нас премьер недоговаривает, когда говорит «идите в бизнес».

Лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров, который вновь напомнил о себе, как о народном певце своими «лабутенами» из песни «Экспонат», известен еще и своими остроумными высказываниями. Слова Сергея моментально разлетаются на цитаты и крылатые выражения, и лучшие из них мы вспомним далее.
«Мне власть не нравится. Но я не знаю, кто мне больше не нравится — власть или народ. Они, сука, достойны друг друга.»
«Водка выполняет функции перезагрузки. Если я напиваюсь в умат, то отрешаюсь: пьянка как маленькая смерть. А пить — целое искусство. Я не встречал непьющих приличных людей. Если человек не пьет вообще, для меня он неприличный. Я не могу найти с ним точек соприкосновения. Мне кажется, что у него за душой что-то не то. То ли разведчик, то ли боится.»
«У нас бесконечно ищут виноватых. Никто не занимается собой. В том, что ты такой ущербный, виноват сосед.»
«Моя политическая позиция — никогда не заниматься политикой. Неблагодарное это дело.»
«Я не знаю периода в этой стране, когда людям нравилось то, что происходит. На Рублевке тоже никто не доволен, я тебе отвечаю. И в подвалах Питера тоже все недовольны. Это страна недовольных по определению. Рождаются люди уже с кислой миной на лице. Летом, сука, жарко, зимой, *** , холодно, всегда все не то.»
«Меня пугают люди, у которых есть твердые убеждения. Они никогда не рассуждают. Им все ясно. Мне — неясно. Когда я рассуждаю, я стараюсь не придерживаться никаких убеждений.»
«Каждый период жизни уникален. Мало кто это понимает. Все пытаются дожить до какого-то возраста — а сейчас я начну! Каждая секунда уникальна. Никогда нельзя сказать: «Вот сейчас я состоялся». Ты состоялся, как только родился.»
«Я три года пил каждый день.»
«Не ожидал такого успеха клипа «Экспонат». Почему? Этому никогда нет объяснений. Сегодня на репетиции я объявил, что два года вперед можно ни *** не выпускать; выучить хорошо играть «На лабутенах» — и этого будет достаточно.»
«Любые крайности чреваты. «Ни гантели, ни спиртяга не добавят вам ума». В принципе, без разницы, гробишь ты свое здоровье целенаправленно или холишь и лелеешь целенаправленно, — ты в любом случае *** . Потому что это бессмысленная *** . Когда смыслом жизни становится или обеспечение собственного здоровья, или его подрыв, это *** .»
«Вот есть Елена Ваенга — она *** . Ты посмотри ее выступления, это абсолютное попадание в свою целевую аудиторию. Эта та самая женщина, которая входит в горящую избу. Полина Гагарина не из горящей избы. А Ваенга — абсолютно русский типаж, она идет этому ландшафту. Когда ты едешь по трассе Москва — Петербург и видишь эти покошенные избушки, ну какая там Полина Гагарина? Ваенга там играет!»
«1998-й — самый отчаянный кутеж нашей жизни, пир во время чумы. Все вдруг резко и крайне обеднели. Это было гораздо сильнее, чем сейчас. Это был обвал и катастрофа. Людям пришлось шевелить мозгами, заново придумывать жизнь. Многие поменяли работы, схемы. Это была ломка, это взбодрило. Сейчас будет так же. Придется быть ловчее, КПД людей должно повыситься.»
«Никакой синтетики. Все натурель: чистый спирт.»
«Если бы я горел желанием примкнуть к каким-нибудь силам, то примкнул бы. Просто я не люблю стаи. Стаи — это несвобода. А я все-таки за личную свободу. Мне всегда хочется находиться в состоянии выбора. Когда я выбор уже сделал, то в состоянии выбора я находиться уже не могу.»
«Если меня когда-нибудь спросит, что я сделал для русской культуры, по-серьезному, без шуток, я скажу, что вернул ей страсть. То самое дионисийское начало, которое у нас предпочитают не видеть и замалчивать. Любовную горячку, алкогольное безумие, похотливую ярость я живописал в своих крикопеснях. Те вулканические эмоции, без которых нет и не бывает человека сложного, стихийного.»

«Живу восемь лет уже без телевизора. В гостиницах раньше смотрел. Но года два уже не смотрю нигде. В телевизоре складывается такое ощущение, что ты живешь в стране идиотов. На улице такого нет. Жизнь правдивее, чем телевизор.»
«Те, кто рьяно выступает за сохранение и приумножение русской культуры, на поверку оказываются абсолютно и поголовно безграмотными дикарями. И чем тверже, яростнее и «духовнее» их призывы, тем они безграмотнее и глупее. Без ошибок они умеют писать одно слово из трех букв, которое вставляют везде и всюду. И слово это — Бог. Как подростки, чтобы казаться взрослее, перебарщивают и кроют *** где надо и не надо, так и эти борцы за культуру божатся, чтобы создать впечатление духовности. Но, кроме атмосферы разлагающего идиотизма. они ничего не создают.»
«Почему меня женщины любят? Потому что я их так люблю! Перефразируя Белинского (у него речь о театре): «Любите ли вы женщин так, как я люблю их, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением?» Любая дама сложнее и интереснее любого театра.»
«Я еще застал и был свидетелем того, как мой дед, военный моряк, праздновал День Победы. Без какой-то внешней гордости и бравады он встречался со своими товарищами, такими же, как он, ветеранами. Выпивали. Дед мой играл на семиструнной гитаре, и под его аккомпанемент они пели необязательно военные песни. Тостов типа «Мы победители!» я не слышал. Никакой кичливости в празднике этом не было. Они отмечали не только и не столько День Победы, а главным образом День окончания войны.»
«Ну вот и пришло время поговорить о самом главном и волнующем. Моя заметка о больших животах. Все знают, что у мужчин три стадии опузения. 1. Не видно, как висит. 2. Не видно, как стоит. 3. Не видно кто *** . Третья стадия самая интересная. Она позволяет быть практически независимым и неразборчивым. Я вот подумал: может быть, пузо — это некий психофизический барьер, который вырастает с возрастом, для того чтобы хоть как-то отгородиться и уже не видеть лица надоевших и некрасивых жен. И еще один немаловажный аспект третьей стадии опузения. При третьей стадии уже не видно, как не стоит.»