Мэттью гуд аббатство даунтон

Мэттью Гуд

Биография

Актер с говорящей фамилией Мэттью Гуд давно приглянулся любителям фильмов и сериалов, ведь он сыграл в таких примечательных картинах, как «Порочные игры», «Игра в Имитацию», «Хорошая жена», «Аббатство Даунтон» и других популярных режиссерских работах.

Актер Мэттью Гуд

3 апреля 1978 года в графстве Девон, что на юго-западе Англии, родился Мэттью Гуд. Его детство прошло в городе Эксетер, где располагаются красивые исторические достопримечательности: епископский дворец, кафедральный собор, а также богатая библиотека и статуи. Поэтому, будучи ребенком, Мэттью часто наблюдал узкие улочки, памятники культуры, башни с готическими шпилями и многое другое.

Мэттью Гуд в молодости

Будущий актер рос в обычной многодетной семье: его отец трудился геологом, а мать Дженнифер работала медсестрой и одновременно являлась режиссером любительского театра. Помимо Мэттью, в семье также воспитывались его брат и два сводных брата. Также от предыдущего брака матери у актера есть сестра Салли Мин – известная американская журналистка и телеведущая. Известно, что Гуд тяготел к актерскому мастерству с раннего возраста: он был завсегдатаем школьных постановок и играл в импровизированных сценках.

Мэттью Гуд

Получив аттестат зрелости, Мэттью продолжил учебу: выбор пал на драматическое отделение Бирмингемского университета, находящегося в Великобритании, который в свое время окончили Саймон Ле Бон (вокалист группы Duran Duran), Джон Пойнтинг (британский физик), Мохамед «Мо» Ибрагим (африканский миллиардер) и другие знаменитые личности. Позже Гуд продолжил обучение в лондонской Академии драматического искусства имени Веббера Дугласа.

Фильмы

Режиссеры не могли пройти мимо статного (рост Мэттью – 187 см) парня с голубыми глазами, поэтому неудивительно, что Гуд попал на экраны телевизоров и показал себя как профессиональный актер. Например, в фильме «Порочные игры» (2012), где молодой человек сыграл вместе с Мией Васиковской, он перевоплотился в загадочного мужчину, пристрастия которого вызывают негодование и страх. А в картине «Горящий человек» (2011) он предстал в образе успешного шеф-повара Тома, жизнь которого после несчастного случая не вернется в свое русло.

Мэттью Гуд и Миа Васиковска

Мэттью дебютировал в телевизионном фильме «Признания злой сводной сестры» (2002), однако малоприметная роль не принесла актеру славу и всеобщее признание. Но ждать оставалось недолго, потому что уже через два года Гуд появился в комедии Энди Кэдиффа «Первая дочь» («Погоня за свободой»), где сыграл обаятельного мотоциклиста Бена Колдера, влюбленного в непростую девушку. А непроста она тем, что приходится дочерью президента США, которую влиятельный отец бережет как зеницу ока от назойливых поклонников и шумных тусовок. Также в актерский состав этой картины вошли Мэнди Мур, Джереми Пивен, Марк Хэрмон и другие звезды кино.

Мэттью Гуд в фильме «Порочные игры»

После грандиозного успеха Мэттью Гуда в киноленте «Первая дочь» предложения от именитых режиссеров посыпались одно за другим. Таким образом, молодой человек чуть ли не каждый год появлялся на съемочной площадке, радуя заядлых киноманов разноплановыми персонажами. В 2005 году Мэттью Гуд поучаствовал в спортивном триллере Вуди Аллена «Матч Поинт», где ему посчастливилось поработать с актерами Джонатаном Риз Майерсом и Скарлетт Йоханссон.

Мэттью Гуд в фильме «Хорошая жена»

В том же 2005-м Гуд засветился в фильме режиссера Ола Паркера «Представь нас вместе». Сюжет киноленты вращается вокруг влюбленной пары Рэйчел (Пайпер Перабо) и Хека (Мэттью Гуд). Однако в день их свадьбы молодая девушка начинает сомневаться в правильности выбора спутника дальнейшей жизни. В 2006 году Мэттью доказал, что умеет играть не только в романтических комедиях: актер снялся в биографическом фильме Агнешки Холланд «Переписывая Бетховена», который повествует о взлетах и падениях в жизни великого композитора.

Далее Мэттью вместе с Джозефом Гордон-Левиттом и Джеффом Дэниэлсом играет в криминальном триллере Скотта Фрэнка «Обман» (2006). Гуд предстал перед телезрителями в образе Гари – находчивого бандита, который убеждает приятеля перейти черту закона и поучаствовать в ограблении банка. Работа Мэттью в фильме «Возвращение в Брайдсхед» (2008) еще раз подчеркивает разноплановость и профессионализм актера. Эта картина рассказывает о ревности, любви, семейных разногласиях, а также раскрывает тайны неизвестного будущего и иллюзорного прошлого.

Гуд сыграл Чарльза Райдера, выходца из среднего класса, который мечтает стать прославленным художником, как Рембрандт или Пикассо. Отправившись на учебу в Оксфорд, Чарли знакомится с гомосексуалистом и по совместительству богатым аристократом Себастьяном (Бен Уишоу) и селится в поместье Флайтов. Парни заводят крепкую дружбу, но их совместную идиллию портит Джулия (Хейли Этвелл), которая очаровывает Райдера.

В 2008 году Гуду посчастливилось перевоплотиться в супергероя в фильме Зака Снайдера «Хранители», который рассказывает о событиях в альтернативной вселенной, где происходит разгар холодной войны между Америкой и Советским Союзом. Мэттью Гуд сыграл Адриана Вэйдта – амбициозного миллионера, признанного самым умным человеком на Земле, который готов вкладывать деньги в полезные ресурсы, однако ради богатства также готов убивать. В 2009 году Гуд вновь порадовал поклонников, на этот раз появившись в мелодраме Тома Форда «Одинокий мужчина», где сыграл вместе с Колином Фертом, Николасом Холтом и Джулианной Мур.

С 2014 по 2015 годы актер участвует в популярном британском телесериале «Аббатство Даунтон», который рассказывает о событиях начала 20 века в Англии. В этом многосерийном фильме Мэттью Гуд исполняет роль Генри Талбота – близкого приятеля леди Вайолет. Генри Талбот – амбициозный молодой человек, но, к сожалению, он не подает надежд на будущее, так как недостаточно богат. Это и отталкивает его возлюбленную, самодовольную Мэри Кроули. Поэтому персонажу, которого сыграл Мэттью Гуд, приходится с головой окунаться в любовные перипетии.

Личная жизнь

Поклонники парня долго рассуждали по поводу его предпочтений, поскольку актер нередко исполнял роли молодых людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Но Мэттью Гуд развеял все слухи и предположения: в 2007 году он сделал предложение руки и сердца Софии Дьюмок, которая работала в компании по производству модной одежды. Девушка ответила согласием.

Мэттью Гуд и София Дьюмок

В 2009-м у возлюбленных родилась дочь Матильда Ева, через четыре года появилась вторая девочка Тедди Элинор Роуз, а в 2015 году София подарила супругу сына Ральфа. К сожалению, Мэттью Гуд не пользуется социальной сетью «Инстаграм» и не радует поклонников счастливыми семейными фотографиями в окружении детей и любящей жены.

Мэттью Гуд сейчас

В 2016-м Мэттью поучаствовал в съемках мини-сериала «Корни», а также засветился в фильме «Союзники», где главные роли сыграли Брэд Питт и Марион Котийяр.

2017 год стал продуктивным для актера, он сыграл в «Предчувствии конца» и «Ограблении в Хаттон Гарден». Также он появится в комедии «Birthmarked» (пост-продакшн), сериале «Пикник на обочине», а на 2018 год запланирован фильм «Гернси».

Фильмография

Навстречу нам с душераздирающим воем вылетел угольно-черный меховой шар. Остановившись в футе от меня, он преобразился в шипящую, выгнувшуюся дугой кошку.

— Я тоже рада тебя видеть, Табита. — Мы с тетиной кошкой питали друг к другу обоюдную неприязнь.

Табита, вернув позвоночник в нормальное положение, стала подкрадываться к Мэтью.

— С собаками вампирам как-то спокойнее, — сказал он, когда она потерлась об его ноги.

Табита, вознамерившись, видимо, изменить его мнение о семействе кошачьих в лучшую сторону, мурлыкала как заведенная.

— Черт меня побери, — удивилась я. — Самая извращенная кошка в мировой истории, это факт.

Табита зашипела на меня, продолжая обработку лодыжек гостя.

— Не обращай внимания, — посоветовала я, ковыляя к лестнице. Мэтью последовал за мной с багажом, приспосабливаясь к моему медленному подъему.

Его, кажется, совсем не тревожило, что дом его встретит как-то не так, зато меня переполняли дурные предчувствия. Картины, падающие гостям на голову, хлопающие окна и двери, внезапно гаснущий свет. Я перевела дух, когда мы без происшествий добрались до площадки.

— Мало кто из моих друзей бывал здесь, — призналась я. — Мы встречались обычно в Сиракьюс, в торговом центре.

Верхние комнаты группировались вокруг лестницы в виде квадрата. Спальня Сары и Эм располагалась впереди и выходила на подъездную аллею, из спальни родителей на задах открывался вид на поля и старый яблоневый сад, переходящий в густой лес с дубами и кленами. Дверь в комнату была открыта, внутри горел свет. Постояв нерешительно в приветливом золотистом прямоугольнике, я переступила порог.

Здесь было тепло и уютно, хотя о гамме красок и гармонии интерьера никто и не думал. Простые белые занавески на окнах, широкая кровать с горкой подушек и одеял, в щели между широкими сосновыми половицами свободно может провалиться расческа. В ванной направо щелкал и шипел радиатор.

— Ландыш, — принюхавшись, определил Мэтью.

— Любимые духи матери. — На письменном столе стоял флакон из-под «Диориссимо» с черно-белой ленточкой вокруг горла.

Мэтью скинул поклажу на пол.

— Не грустно тебе здесь будет? Может, займешь свою старую комнату, как предлагает Сара?

— Ну уж нет. Она на чердаке, без ванной, и вдвоем мы на девичьей кровати никак не уместимся.

— Я думал, мы… — отвел взгляд Мэтью.

— Будем спать врозь? Не пойдет. Мы женаты не только по-вампирски, по-чародейски тоже. — Я притянула его к себе. Дом с легким вздохом присел на фундаменте, как перед долгой беседой.

— Да, но врозь было бы легче…

— Для кого?

— Для тебя. Ты нездорова, тебе лучше спать одной.

Зная, что без него ни за что не усну, и не желая лишний раз его волновать, я предложила попросту:

— Поцелуй меня.

Он стиснул губы в знак отказа, но глаза говорили «да». Я прижалась к нему, и он поцеловал меня — нежно и глубоко.

— Я думал, ты потеряна для меня навсегда, — бормотал он, прислонившись своим лбом к моему. — А теперь боюсь, что ты разобьешься на кусочки из-за того, что натворила Сату. Случись с тобой что-нибудь, я бы спятил.

Мой запах немного успокоил его, руки легли мне на бедра. Эта часть моего тела осталась сравнительно целой, поэтому его ласка и расслабляла, и заводила меня. После всех испытаний я желала Мэтью еще сильнее.

— Чувствуешь? — Я прижала его руку к середине груди.

— Что?

Не уверенная, что это доступно даже его сверхъестественным чувствам, я сосредоточилась на цепи, развернувшейся после нашего первого поцелуя. Когда я мысленно тронула ее пальцем, она отозвалась тихим и ровным гулом.

— Да, чувствую. Что это? — Удивленный Мэтью приложил ухо на место руки.

— Это ты — там, внутри. Ты держишь меня, как якорь на конце длинной серебряной цепи — потому я, должно быть, так в тебе и уверена. — Мой голос дрогнул. — Только благодаря этому я смогла вытерпеть все, что делала и говорила Сату.

— Вот так же звучит твоя кровь, когда ты мысленно говоришь с Ракасой или вызываешь колдовской ветер. Теперь, зная, к чему прислушиваться, я это явственно слышу.

Изабо говорила, что слышит, как поет моя ведьмина кровь. Я попыталась усилить музыку так, чтобы вибрация наполнила все мое тело.

— Изумительно, — улыбнулся мне Мэтью.

Гул сделался громче — я теряла контроль над пульсирующей во мне энергией. Звезды, загоревшиеся над головой, брызнули по всей комнате.

— Упс. — Десятки призрачных глаз защекотали мне спину, но дверь захлопнулась и отгородила меня от предков, собравшихся поглядеть фейерверк, как в День Независимости.

— Это ты сделала?

— Нет. Ракеты мои, а дверь закрыл дом. Он знает, что такое интимная обстановка.

— И слава Богу. — Мэтью поцеловал меня так, что призраки зашептались за дверью. Фейерверк сплошной аквамариновой полосой завис над комодом.

— Я люблю тебя, Мэтью Клермонт, — сказала я при первой возможности.

— Я люблю тебя, Диана Бишоп, но Сара и Эмили, вероятно, закоченели. Покажи мне остальную часть дома, чтобы они могли вернуться в тепло.

Мы прошлись по другим комнатам на втором этаже — они почти не использовались и были обставлены разнообразным хламом: что-то привезла с собой Эм, с чем-то Сара никак не могла расстаться — а вдруг пригодится.

Мэтью помог мне подняться на чердак, где протекало мое трудное отрочество. На стенах между постерами с музыкальными группами еще сохранились лиловые и зеленые мазки — подростковая попытка оживить интерьер.

Нижние помещения — кабинет, большая и маленькая гостиные, редко используемая столовая — предназначались в основном для приема гостей. Сердцем дома служила еще одна комната, примыкавшая к кухне, так называемая семейная — тетушки ели и смотрели телевизор именно там.

— Эм, кажется, опять села на иглу. — Я взяла в руки незаконченную вышивку с изображением цветочной корзинки. — А Сара временно соскочила.

— Она курит? — принюхался Мэтью.

— Только когда у нее стресс. Эм выгоняет ее на улицу, но в доме все-таки пахнет. Тебе неприятно? — Конечно, он ведь так чувствителен к запахам.

— Dieu, мне и худшее случалось терпеть.

В кухне сохранились сложенные из кирпича плиты и камин, в котором можно было стоять, но современные удобства тоже имелись. Каменный пол за два с лишним века повидал всякое: на него роняли кастрюли, по нему ходили мокрые лапы и грязные башмаки, не говоря уж о разных ведьминских штучках. Я показала Мэтью смежную Сарину буфетную. Бывшая отдельно стоящая летняя кухня теперь слилась с домом, но крюки для котлов и вертела для мяса остались на месте. На потолке висели травы, на полке хранились сушеные фрукты и банки с зельями. Здесь наша экскурсия закончилась, и мы вернулись на кухню.

— Все такое коричневое, — сказала я, включая и выключая свет на крыльце — давний сигнал Бишопов, означающий «можно войти». Коричневый холодильник, коричневые шкафы, красно-коричневый кирпич, коричневый дисковый телефон, престарелые коричневые обои. — Не помешал бы хороший слой белой краски.

Мэтью показал глазами на заднюю дверь.

— Если уж делать это, то в феврале — идеальное время, — послышалось из прихожей. Появилась румяная от холода Сара в ореоле рыжих волос, джинсах и клетчатой рубашке слишком большого размера.

— Здравствуй, Сара. — Я попятилась к раковине.

— Здравствуй, Диана. — Она уставилась на синяк у меня под глазом. — А это, я полагаю, вампир?

— Да. — Я снова ступила вперед, чтобы заняться представлениями. — Сара — Мэтью Клермонт. Мэтью — моя тетя Сара Бишоп.

— Сара, — протянул руку Мэтью.

Она поджала губы. Ее бишоповский подбородок, такой же как у меня, сегодня выглядел еще длиннее обычного.

— Мэтью. — Они обменялись рукопожатием, и Сара, поморщившись, сказала через плечо:

— Ошибки нет, Эм, — он точно вампир.

— Спасибо, Сара. — Вошла Эм с охапкой дров. Она выше меня и Сары, и шапка серебряных волос почему-то не старит ее, а, наоборот, молодит. Ее узкое лицо при виде нас расплылось в улыбке.

Краткая биография

Мэттью Гуд родился 3 апреля 1978 года в Эксетере, главном городе английского графства Девоншир. Мэттью вырос в большой семье: помимо него родители воспитывали еще четырех детей, но только один из старших братьев был ему родным. Остальные двое, равно как и старшая сестра, остались у матери от первого брака. Детство Гуда прошло в деревеньке Клайст Сейнт Мэри, расположенной неподалеку от Эксетера. Отец Мэттью работал геологом, а мать – медсестрой. Кроме того, она ставила любительские спектакли в местном театре в качестве режиссера. Среднее образование Гуд получил в городской школе Эксетера, а после выпуска поступил в один из наиболее престижных и крупных учебных заведений Великобритании – Бирмингемский Университет. Мэттью не остановился на достигнутом и стал студентом лондонской драматической школы The Webber Douglas Academy of Dramatic Art.

Актерский дебют Гуда состоялся в фэнтезийном телепроекте Гэвина Миллара «Золушка: Версия старшей сестры», вышедшем на экраны в 2002 году. Через год Мэттью исполнил главную роль в испанской мелодраме Фернандо Коломо «Южнее Гранады», сыграв в тандеме с Вероникой Санчес. В 2004-м режиссер Энди Кэдифф утвердил Мэттью на главную мужскую роль в молодежной комедии «В погоне за свободой». На сей раз его коллегой по площадке выступила Мэнди Мур. Фильм представляет собой своеобразный ремейк культовой ленты Уильяма Уайлера «Римские каникулы». Через год именитый режиссер Вуди Аллен позвал актера в триллер «Матч-пойнт», где также снимались Скарлетт Йоханссон и Джонатан Рис-Майерс. Одновременно Гуд принял участие в съемках экранизации автобиографической повести писателя-анималиста «Моя семья и другие звери».

В 2006 году Мэттью появился в романтической комедии об однополой любви «Представь нас вместе», созданной режиссером Оливером Паркером. Тогда же актер предстал в образе Мартина Бауэра в исторической музыкальной драме Агнешка Холланда «Переписывая Бетховена». Следом Гуд сотрудничал с Джозефом Гордоном-Левиттом в работе над криминальным триллером Скотта Фрэнка «Обман». 2008 год принес ему очередную главную роль. На сей раз Мэттью блистал в любовной драме Джулиан Джаррольд «Возвращение в Брайдсхед». В 2009-м на большие экраны вышел фантастический триллер Зака Снайдера «Хранители». Герой Гуда – Адриан Вэйдт – самый умный человек на земле и амбициозный миллиардер, готовый убить толпы людей ради благородных целей. Следующей работой Мэттью стала драма Тома Форда «Одинокий мужчина» с Колином Фертом, Николасом Холтом и Джулиана Мур. Картина была удостоена нескольких престижных кинопремий, включая BAFTA и AFI Awards. В комедии Ананда Такера «Как выйти замуж на 3 дня» актер в тандеме с Эми Адамс изобразил влюбленную пару. Главная мужская роль досталась ему в мелодраме Джонатана Теплицки «Горящий человек». В 2013 году южно-корейский режиссер Пак Чхан Ук утвердил Гуда на роль загадочного дяди Чарли Стокера в драматическом триллере «Порочные игры». Ключевых женских персонажей сыграли Николь Кидман и Миа Васиковска.

Первое, что хочется сказать о фильме, — это то, что он потрясающе, захватывающе красив и эстетически безупречен (собственно, можно ли было ожидать меньшего от Тома Форда? — вопрос, конечно, риторический). Одинокий мужчина, 2009 Красиво в нем все: от глобальных решений, самое впечатляющее из которых, — постепенное проступание красок сквозь тусклую сепию (символизирующее пробуждение интереса к жизни у скорбящего героя, решившего покончить с собой), до мельчайших деталей: белых носочков на ногах Мэтью Гуда; россыпи веснушек на оголенных плечах Джулианны Мур; постукивающих по черному мраморному полу голубых туфелек на загорелых девчачьих ножках; тонких розовых сигарет; аккуратно запакованных белоснежных рубашек, лежащих идеальными стопками; начищенных до зеркального блеска черных ботинок и даже замороженной буханки хлеба!
Второе, что хочется о нем сказать, — это то, что красивая оболочка, к счастью, не скрывает внутри пустышку. Фильм глубоко наполнен эмоциями, он заставляет думать, чувствовать и сопереживать. Сам Форд сказал о нем «это не гей-фильм», — не в том смысле, что в нем не имеет никакого значения ориентация главного героя, его ощущение принадлежности к «невидимому меньшинству» — имеет, и немалое; скорее, в том смысле, что он, безусловно, не стеснен рамками ни одной субкультуры, а также не делает упор на политику, борьбу за права и т.д. Это фильм, раскрывающий универсальные темы, — он о любви (той любви, что не бывает второго сорта, не знает границ и препятствий, не обладает качествами, умаляющими и принижающими ее), о боли потери, о невыносимости одиночества — и возможности его преодоления.
«Он столько всего может высказать глазами, не говоря ни единого слова», — отозвался об игре Ферта в фильме Том Форд. «Одна из самых потрясающе сыгранных сцен из всех, что я видел за последние несколько лет, — это сцена телефонного разговора, в которой герой Колина узнает о смерти Джима. Он просто великолепен в ней», — сказал Мэтью Гуд, исполнитель роли Джима — трагически погибшего возлюбленного главного героя фильма.
Но обо всем по порядку. К Ферту мы еще успеем вернуться — а пока логично было бы предоставить слово режиссеру (и сценаристу) Тому Форду, о поведении которого на съемочной площадке Джулианна Мур (блистательно воплотившая самый яркий женский образ в фильме) отозвалась таким образом: «Что с уверенностью можно сказать о Томе — это то, что он настолько тщательно и педантично подготовился, что это было совсем не похоже на работу человека, который впервые оказался в режиссерском кресле».
Том Форд на съемочной площадке «Он до крайней степени автобиографичен, — говорит Форд о фильме. — Смотря его, вы находитесь в течение полутора часов в моей голове». Форд с готовностью признает, что так же, как главный герой фильма Джордж, аккуратен и педантичен — до маниакальности; что тоже чувствует себя иногда одиноким и подавленным. Есть личные мотивы и в преданной любви главного героя к своему партнеру: «В этой истории очень многое привнесено Томом, и я всегда считал ее любовной поэмой, посвященной его партнеру Ричарду», — сказал в одном из интервью Мэтью Гуд. Даже гладкошерстный фокстерьер, снявшийся в фильме, — собака самого Тома.
А вот что он считает главным посылом картины: «Основная цель фильма — напомнить нам о мелочах, из которых состоит жизнь. Не об очередной паре ботинок или новой машине. Наша культура столь ориентирована на все новое и лучшее, что мы зачастую забываем о том, что жизнь проживается здесь и сейчас. Мы существуем в искусственном мире. В модельном бизнесе люди живут в ожидании новой коллекции. Но когда я провожу время на своем ранчо в Нью-Мексико, над моей головой светит солнце, а под кустами ползают гремучие змеи, — я ценю настоящий момент».
С задачей своей Форд, безусловно, справился. Действие фильма длится всего один день — один бесконечный день погруженного в глубокую депрессию преподавателя колледжа; день, в который уместились воспоминания, последние приготовления, работа, случайные знакомства, ссора, примирение, задушевные разговоры, борьба с искушением, купание голышом в Тихом океане и момент необычайно ясного осознания своего существования. Всего лишь день — и в нем, как в капле, отразилась целая жизнь. Даже если это окажется первой и последней режиссерской работой Форда, смело можно считать, что свое имя в кинематографе он вписал уверенным почерком мастера.
А в заключение хотелось бы передать слово двум актерам, исполнившим, соответственно, роли главного героя Джорджа и его возлюбленного Джима, — Колину Ферту и Мэтью Гуду. На столь неизбежный вопрос — каково это: гетеросексуальным актерам играть геев и сниматься в откровенных сценах с мужчиной (а также на вопрос о том, не сложно им было в принципе соглашаться на роли геев, не опасались ли они тем самым повредить своему имиджу), — они отвечают по-разному, и в то же время очень похоже.
Одинокий мужчина, 2009 Мэтью Гуд:
«Я — человек, которому нравятся женщины, у меня уже и ребенок есть; но я совсем не привередливый и люблю всех людей. Я считаю — если тебе доверили работу, так найди, что можно любить в другом персонаже, и делай эту работу.
Я никогда не считал, что подобные роли нужно избегать. Так получилось, что я сыграл аж три подряд — в «Брайдсхеде», «Хранителях» и «Одиноком мужчине», причем геев я в них изображал по нарастающей, дойдя до максимального воплощения в «Одиноком мужчине». Очень уж роли были хороши. Вот в плохом фильме я не снимусь — просто ради того, чтобы сыграть гея. Звучит как съемки в порно, в котором я никогда не был настроен сниматься»ю
Колин Ферт:
«Нет, для меня это было совсем не сложно . Для начала, Мэтью отлично целуется. И вообще, честно говоря, разницы особой нет. Если тебе не нравится или тебя совсем не привлекает партнер по съемкам — это не важно, мужчина он или женщина. Я все равно ретранслирую то, что исходит изнутри: воплощаю, каково это — тосковать по кому-то или хотеть заняться сексом с кем-то, — используя для этого свое воображение.
Даже на секунду не сомневался, прежде чем принять предложение — не больше, чем я бы сомневался, играть ли мне француза или официанта. Я сыграю кого угодно. В заведении под названием Центр драмы я прошел редкостную, выдающуюся, потрясающую подготовку, и почти все мои учителя были геями. Они открыли мне мир в такой степени, что у меня появился новый центр притяжения в жизни, а взгляды на сексуальность стали значительно более широкими и сложными, чем были, когда я поступил туда в 19 лет. К тому же я рос в разных местах земного шара, и многие из друзей моего раннего детства оказывались в том или ином меньшинстве. Мне необыкновенно повезло, что я вырос свободным от предрассудков, и хочу видеть мир именно таким — а не миром, в котором царит воинствующая нетерпимость».